Горечь березового сока 10

– Ее бесцеремонность, возможно, спасла твою жизнь.

Мужчина и женщина

1.

Предыдущая                                                          В начало

©    Я не сразу поняла, что за звуки раздаются в моей квартире со всех сторон. Открыв глаза, пыталась рассортировать, что слышу. Когда, наконец, поняла, что если я сию же минуту не открою входную дверь, ее просто разнесут, бросилась в коридор. Кажется, ее уже кто-то взламывал.

– Кто там? – прокричала я, опасаясь подойти ближе, чтобы посмотреть в глазок.

– Слава Богу, жива!

– Анастасия, открой сейчас же, – Татьяна и Валерий кричали, перебивая друг друга. Я попыталась открыть замок, но что-то заклинило в механизме.

– Не могу, замок заклинило.

– Закрыто на задвижку или замок? – Валерий взял инициативу в свои руки.

– На замок, задвижка уже давно не работает.

– Тогда попробуй сбросить в окошко свои ключи, мы постараемся открыть с этой стороны. У тебя там все нормально?

– Нормально, если не считать, что у меня клаустрофобия.

– Не переживай. Мы тебя вызволим. – Я спустила ключи, и, наконец, обратила внимание на мобильный, который звонил не переставая. На дисплее высвечивался номер Верки, я решила, что перезвоню ей позже. Дверь открыли. Валерий и Татьяна ввалились в мою квартиру. Они набросились на меня с расспросами о самочувствии, не доверяя, норовили ощупать.

– Да что со мной произойти-то должно было?

– Почему ты не открывала, и что так противно пищит? – Танька, замерла, прислушиваясь.

– Не так уж и противно, сотовый. Придется ответить, – взяла трубку, в ту же секунду, телефон замолчал, – пятнадцать пропущенных, слишком даже для Верки.

2.

Я набирала номер, когда услышала голос Валерия, доносящегося с кухни:

– Настя, ты что-нибудь ела, пила при Алексее? Или после того, как он ушел?

– Нет, почему ты спрашиваешь? – В это время Верка ответила. Я даже не узнала ее голос. Она что-то тихо и неразборчиво шептала в трубку.

– Верка, что произошло?

– Я чем-то отравилась у тебя. Меня сейчас везут в больницу. Все, я не могу больше говорить.

– Ничего не понимаю. Звонила Верка, она пришла сюда сразу после Алексея, вернее, еще при нем. Думаю, что Алексей и ретировался так быстро, потому, что увидел, кто пришел. Мы знакомы с института, ему хорошо известно, что стоит только задержаться, придется выслушивать ее страдания достаточно долго. Верку везут в больницу с отравлением.

– Настя, надеюсь, ты теперь поняла, насколько серьезна эта история? Давай вспоминай все, что делал Алексей в твоей квартире. Где он был, до чего дотрагивался? Что у тебя ела и пила эта Вера?

– Я не могу поверить. Валерий, но я знала Лешку много лет. Он, что, отравить меня пришел?

– Отравить. Но, если мои соображения верны, то Верке ничего не грозит. Это просто слабительное. Настя, где у тебя хранится лекарство?

– В ванной, в шкафчике. А что?

– Алексей, скорее всего, был там. Он, ведь знал, где ты хранишь свои таблетки?

– Конечно. И он мыл руки, когда пришел. Еще подумала, что как-то долго он их моет. Я за это время успела к Таньке сбегать, попросить, чтобы пришла, боялась оставаться с ним наедине. А ты, почему не пришла? – обратилась я к соседке.

– Если бы знала, что все так серьезно. Не поверишь, Семенович у меня от наших разбушевавшихся невест прятался, еле выпроводила. А только собралась к тебе – вижу, Валерий тебе в квартиру звонит. Я ему и рассказала, что у тебя, мол, другой мужчина сидит, пошутила так. Он, почему-то, сразу догадался, что Алексей и испугался. Я-то подумала, что заревновал. Начала объяснять, что это, мол, муж подруги, а совсем не то, что подумал. И ты не открываешь и не подаешь никаких признаков жизни. Мы уже решили дверь взломать. Ты спала?

– Не поверишь, ничего не слышала. Когда Верка от меня ушла, у меня даже сил не было посуду помыть.

– И это хорошо. Настя, из какой чашки пила Вера?

– Она выпила мой кофе. Верка, вообще, особа бесцеремонная. Вот эта чашка.

– Ее бесцеремонность, возможно, спасла твою жизнь. А Алексей пил кофе?

– Да, вот из этой чашки. А что, с Веркой все так серьезно? Ее жизнь под угрозой?

– Надо провести дополнительные анализы. Но, думаю, с ней будет все нормально. А вот с тобой, скорее всего, было бы серьезно. Настя, какие таблетки ты принимаешь от проблем с животом?

– Вот эти капсулы.

– Замечательно. Они даже не в запайке, а в баночке. Да еще и капсулы. Идеальный вариант. Интересно, а что бы он делал, если бы таблетки были по-другому упакованы?  Не возражаешь, если возьму эту баночку на экспертизу?

– Конечно, не возражаю, если объяснишь, что все это значит. Хотя, постой. Я, кажется, поняла. Поправь меня, если я ошибаюсь. Яд находиться в одной из этих капсул. А в кофе, скорее всего, подсыпано слабительное. Я права?

– Да. Алексей не мог рисковать. Если бы он подсыпал яд в твою чашку, у него не было бы времени подготовить свое алиби. Дело в том, что этот яд действует мгновенно. А ему нужно было время. Зная твой общительный характер, он мог быть уверен, что после его ухода, тебя кто-нибудь увидит живым. Единственное, что меня смущает, так это количество капсул, их тут не меньше двадцати. Учитывая, что тебя надо вывести из игры наверняка, он, скорее всего, подменил не одну капсулу. Иначе, русская рулетка получается. Но откуда он знал, какие таблетки ты принимаешь при расстройстве желудка?

–  Дело в том, что я сама посоветовала Альке эти капсулы. Значит, Алексей, скорее всего, знает, где находится девочка?

– Не думаю. Он всего лишь выполняет грязную работу. Но что-то он, конечно, знает. Пора поприжать этого «хорошего друга, заботливого мужа и внимательного зятя».

– Как? Что ты собираешься делать?

– Настюх, так кофе хочется. Но в твоем доме трапезничать небезопасно.

– А давайте у меня кофе попьем, – подала, наконец, голос притихшая Татьяна.

–  С удовольствием, сударыня, если вас это не обременит, – расшаркался Валерий. Наверное, что-то промелькнуло в моем взгляде такое, что соседка, в ответ на явную любезность, не спешила распушать перышки. Хотела, было отказаться, но Валерий и Татьяна почти силой увели меня со злополучной кухни. Под чашку ароматного кофе, рассказывала притихшим слушателям подробности гибели Светланы и моего разговора с ее сменщицей. Когда умолкла, тишина установилась такая, что слышно было, как перебраниваются наши бабульки во дворе. Первым прервал молчание Валерий:

– Вы посидите, попейте кофе, а я пойду, сниму картину сюрреалиста с двери Насти, – мужчина ушел, а мы все продолжали сидеть в тишине.

3.

Что тут скажешь? Светлана, конечно, далеко не ангел, но когда уходят молодые, полные сил люди, очень страшно. А ведь она когда-то дружила с моим Максимкой. И как сейчас Танька? Интересно, ей сообщили? Должны были. Зачем вообще надо было убирать девчонку?

Если допустить, что она что-то знала – не факт, что мы воспользовались этой информацией. Преступникам удалось устранить главное лицо, заинтересованное в поиске девочки, Ирину. Зачем им малышка? В голову не приходит ни один мотив, способный объяснить жертвы. Убили Светлану, практически довели до самоубийства молодую мать, пытались отравить меня, жертвой стала Верка. Ради чего? Почему надо было разыгрывать целый спектакль?

С куклой на двери, вроде понятно. Меня пытались запугать, пытались заставить прекратить расследование. Любопытная Настасья во все сует свой нос. Даже успела разузнать, что незадолго до похищения девочки, Светлана Эдуардовна решила купить себе шубу. А они с мужем были весьма стеснены в средствах. Возможно, воспитательница тесно связана с Сизовым? Рассчитывая получить вознаграждение за похищение ребенка, она помогала ему. Но Сизов никогда особой чистоплотностью в делах не отличался, он просто не заплатил девушке. Тогда ушлая воспитательница решила шантажировать новоявленного папашу. Я рассуждаю так, будто знаю, Дашутку выкрал именно Гришка. Если даже, мы докажем, что похититель именно Сизов, надо еще и отыскать его.

 Возможно, Светочка знала, где он прячется. И эту тайну она унесла с собой. Стоп. Мне надо попасть на похороны девушки. Думаю, мне это удастся в качестве старой знакомой семьи. Надо позвонить Екатерине Геннадьевне, хорошо, что догадалась взять номер. Я посмотрела на часы. Начало десятого, уже неудобно звонить малознакомым людям. И где наш мужчина? Неужели столько времени убирает это безобразие? Почему мне не звонит Алька? Если все, что говорили о Лешке – правда, как, наверное, ей страшно находиться рядом с этим человеком. Наконец-то появился Валерий.

– Можно отправляться домой, – скомандовал он мне, – проверено, мин нет. Позвольте, девушка, поблагодарить вас за гостеприимство, – это уже Таньке, которая даже раскраснелась от такого обращения. На двери даже следа от былого безобразия не осталось.

4.

– Я тут похозяйничал немного, пришлось выбросить кое-какие твои продукты, но я принес новые. Лучше перестраховаться. Знаешь, Анастасия, теперь, я как воспитанный человек, должен был бы откланяться. Но я хочу отправить свое воспитание подальше, и напроситься на ночлег, – видя растерянность в моем лице, Валерий добавил, – Настя, я очень боюсь оставлять тебя одну. Ты не думай, можешь постелить мне на кухне, надеюсь, у тебя найдется раскладушка?

– Почему же, раскладушка? Могу постелить тебе на диване в комнате. Там, обычно, спит мой сын, когда приезжает на каникулы.

– А у тебя есть сын? Здорово. Расскажи о нем.

– Есть. Он совсем взрослый, зовут Максим. Он – курсант военного училища. Видимся не часто.

– Знаешь, а ведь у меня тоже есть ребенок, правда, девочка. Она уже замужем, скоро я стану дедушкой.

– А жена?

– Что жена? Мы давно в разводе. Поженились совсем молодыми. Я ведь тоже военное училище окончил. Она ко мне на свидания к забору бегала, а я к ней в увольнительные. Поженились, попутешествовали по гарнизонам. К сорока годам – ни кола, ни двора. Она часто к матери своей уезжала. Я думал, что надоело женщине, тоскует по уюту. А у нее, оказывается, уже вторая семья. Не уходила к нему, ждала, когда дочка школу закончит, девочка очень меня любит.

– А сейчас? У тебя кто-нибудь есть?

–  Никого, о ком бы я мог сказать – моя женщина.

– Почему? Ты – интересный мужчина. Наверняка, женским вниманием не обделен.

– Настя, я, наверное, очень требователен к женщинам. Впрочем, я и к себе тоже слишком требователен.

– И в чем – же заключается твоя требовательность?

–  Я, по всей видимости, человек несовременный. Вся эта гонка за моделями машин, суперремонтами, одеждой, известных брендов, меня не вдохновляет. Понимаю, что любая женщина хочет уюта, красивых вещей. И я готов ей это обеспечить. Но проблема в том, что мы сильно разнимся с женщинами в представлении об уюте.

– Возможно, в тебе сейчас говорит обида.

– Настя, а как получилось, что ты тоже одна? Ты такая красивая и умная женщина, и, вдруг, одна.

– За красивую и умную, конечно, спасибо. Хотя себя таковой не считаю. А все просто. Поженились, родился Максим. Пока он был маленький, мы оба работали, не покладая рук. Помнишь, как жили в начале 90-х? Продовольственные карточки, тотальный дефицит. Работы нет, мне пришлось идти в магазин продавщицей на полставки. Но эта моя работа нас тогда от голода спасала. Потом решила открыть собственное предприятие. Взяли ссуду в банке, маленькую даже по тем временам. Чуть больше года я с сумками колесила по стране. Успели и ссуду отдать, и оборот раз в пять увеличить. А тут дефолт грянул. Выжили тогда не просто сильнейшие, а, наверное, самые упрямые. В городке нашем предпринимателей только треть осталась. И все это время, я работала без выходных. Наверное, моего внимания на мужа не хватало. Он начал пить, бросил работу. Впрочем, тебе, вероятно, это неинтересно. Давай лучше подумаем, что нам дальше делать. Иришка в больнице, пока не пришла в сознание. Знаешь, я много думала над этим странным похищением. Самое главное, я никак не могу вычислить мотив. Если бы удалось понять, кому и зачем надо было похищать девочку.

– Ну, с «кому», я думаю, все ясно. У меня уже не осталось никаких сомнений в том, что это Григорий Сизов. Личность, прямо скажем, неординарная. Он и в студенческие годы устраивал различные «розыгрыши», так он это называл. Хорошо, что в послужном списке жертв нет.

– Иришка рассказала мне подробности их недолгого романа. История, мягко сказать, некрасивая. И судя по всему, ребенок никаких отцовских чувств у такого человека, как Григорий, вызывать, не может. Валерий, ну зачем Дашка ему?

– Но зачем-то он ее выкрал. Дашенька оказалась в центре его интересов. Правда, и я не могу понять, что за мотив руководил тогда его действиями. В любом случае, я убежден, что отгадки надо искать в прошлом Сизовых. Знаешь, я узнал интересную деталь. Оказывается, Сизова и наша заведующая детским садом  – ровесницы. Более того, они росли в одном дворе, учились в одной школе. Завтра мы с тобой поедем в Соколовогорск, попробуем что-нибудь разузнать на месте.

– Я хотела завтра с утра позвонить Екатерине Геннадьевне, сменщице нашей Светочки. Ведь если наша девушка пыталась шантажировать Гришку, то, скорее всего, у нее был какой-то компромат на него. Валерий, а где ты сейчас работаешь? Как тебе удается получать информацию?

5.

– Военный пенсионер. После отставки, перебрался в Соколовогорск. Кстати, история про родство с Александрой Александровной почти, правда. Мы, действительно, дальние родственники. Я тоже родом из Неглинска. Алевтину я помню, когда она была еще маленькой девочкой, и приезжала к нам на летние каникулы. Так вот, выйдя в отставку, я приобрел квартиру в Соколовогорске. Знаешь, Настя, пока служил, не позволял себе задумываться о своем одиночестве. А тут весь день дома, знакомых мало, да и у всех свои семьи. Тоска такая, что хоть волком вой. Первое время, спасался чтением, решил наверстать упущенное. Потом и это надоело. Попробовал устроиться на работу. Но только что я умею? На производство меня не взяли, да и поздно в учениках ходить. Выручил случай. На улице встречаю сослуживца, мы лет десять назад расстались, его в другой округ перевели. Разговорились. Вадим, так моего товарища зовут, организовал курсы подготовки охранников. А я, в свое время, был лучшим в нашей части по рукопашному бою, владею восточными единоборствами. Он меня и пригласил, преподавать. Работа мне очень нравится. На наших выпускников очередь из работодателей стоит. Да и мы спокойны, они не растеряются даже в самых критических ситуациях. Есть у меня и вторая работа, скорее, хобби. Один из наших питомцев открыл свое детективное агентство. Когда у него появляются интересные дела, он, так сказать, привлекает меня к расследованию.

– Если ты помогаешь в расследовании Дарьи как частный сыщик, ты должен знать, что вряд ли мы сможем заплатить тебе гонорар.

– Настасья. На жизнь мне хватает. Я просто помогаю и все. Расскажи лучше о себе. Чем ты занимаешься сейчас? Где работаешь?

– У меня два маленьких магазинчика. Вернее, это не совсем мои магазины, я просто арендую торговую площадь, торгую косметикой. Вряд ли тебе это интересно.

– И как успехи?

– Мне хватает. Знаешь, я вот все думаю о том, что ты говорил. Мне очень не понравилась характеристика современной женщины. Конечно, каждая из нас хочет жить в уютном доме, пользоваться красивыми вещами, но, поверь, для большинства, это, не самоцель. Посмотри на Иришку. Она второй год копит себе на сапоги, а между тем занимается со своими учениками совершенно бесплатно. Ее квартира давно нуждается в ремонте, а у Дашутки много очень хороших, развивающих игрушек. Татьяна живет одна после развода, Бог ей детей не дал, хотя она еще надеется. Мало кто знает, что очень часто Татьяна ходит к одинокой бабушке, живущей неподалеку. Хотя эта старушка не так уж и одинока, у нее есть дочь, которая забыла дорогу к матери. А мать о дочери не забыла, и квартиру, конечно же, завещала своей «кровиночке». Татьяна это знает, и, поверь, ей руководят совсем не меркантильные соображения. Она как-то мне призналась, что скрывает ото всех свои визиты, боится показаться смешной в глазах окружающих. Я тебе еще десятки подобных примеров привести могу. В тяжелое время многие женщины спасли свои семьи, взяв на себя самую трудную и опасную работу.

– Настя, я и не говорю, что все женщины – особы меркантильные. Просто, вероятно, я не там искал.      

 – Валерий, мы тут сидим, разговариваем, а совсем маленькая девочка одна, среди чужих людей. И Иришка до сих пор не пришла в сознание. Нам надо действовать быстрее, а пока все наши действия результативными никак назвать нельзя. Завтра у нас тяжелый день, давай ложиться.

Я стелила постель Валерию, и думала, что в последнее время моя квартира напоминает Ноев ковчег.

Продолжение

5 3 голоса
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии