Горечь березового сока 5

. Из квартиры Марьи Васильевны вышли люди в белых халатах. Они несли на носилках тело

Бельё на веревках

1

В начало

©   Кто-то тряс меня за плечи. Я не сразу поняла, кто это и что случилось. Надо мной склонилось испуганное лицо Таньки. Она что-то кричала про Ирину, тянула меня за руку. Когда поняла, что случилось, я выбежала из квартиры, даже забыв обуть тапочки.

Еле успевая за мной, бежала Татьяна. Лестничная площадка третьего этажа была забита людьми. Из квартиры Марьи Васильевны вышли люди в белых халатах. Они несли на носилках тело. Я вздохнула с облегчением. Вначале показалась голова. Все знают, что медики народ суеверный, они никогда не вынесут живого человека вперед ногами. А это значит, что Иришка жива.

Жизнь женщине спасли бельевые веревки. Те, кто строил наш дом, почему-то посчитали, что на восемьдесят квартир вполне достаточно тридцати балконов. В результате треть наших хозяек столкнулись с довольно серьезной проблемой сушки белья. В нашем дворе постоянно растянуты веревки, на которых сохнут такие предметы туалета, которые лучше скрыть. Из-за места во дворе постоянно возникают скандалы. Ну никак наши дамы не могут установить очередность своих банно-прачечных процедур.

2

Вспоминается даже великая война между тетей Тоней и Варварой Алексеевной. Прошлым летом, каждый день они соревновались, кто первая займет злополучные веревки. Каждая норовила встать пораньше, чтобы успеть развесить свое белье до прихода конкурентов. Не знаю, сколько порошка извели эти заклятые подружки в то лето, но стирали они ежедневно.

Сначала мы пытались шутить, пробираясь каждое утро среди мокрых простыней и застиранных рубашек. Потом их противодействие обрело более агрессивные методы. Как-то утром, весь дом был взбудоражен криками Варвары Алексеевны, сопровождавшимися ударами в дверь тети Тони. Варвара Алексеевна успела занять вожделенные веревки в четыре часа утра. Устав от ночной стирки, и рассудив, что на сегодня она одержала победу, старушка отправилась отдохнуть. Когда к десяти часам она спустилась, чтобы проверить белье, то была шокирована. На веревках болталось исподнее Антонины, а ее простыни бесследно исчезли. Побродив по двору в поисках украденного, она, наконец, нашла свои вещи, спрятанные за большую трубу, неизвестно кем брошенную за сараями. Ее простыни, подвергавшиеся каждодневной стирке, чьей-то безжалостной рукой были брошены в самую грязь. Сорвать белье Антонины ей не дали соседки, к десяти часам занявшие свою лавку во дворе. Обиженная Варвара Алексеевна бросилась в квартиру Антонины. Но последняя, явно не ожидавшая такого натиска, из-за закрытой двери кричала в ответ, что она не знает, кто спрятал белье за трубу. После этого случая Клавдия Александровна решила установить график пользования веревками. Хотя и тут наши активные бабушки находили повод для ссор – то их день выпадал на какой-нибудь праздник, и стирать они не собирались, то капризы природы подливали масла в огонь. Поэтому каждая из хозяек находила альтернативные места для просушки.

Многие изготавливали самодельные сушилки. Укрепляли на ночь за окошком и развешивали простыни. Днем эти конструкции приходилось снимать. По мнению работников ЖЭКа, подобные архитектурные излишества лишали наш дом эстетического облика. Спорно, эстетику постсоветского пофигизма, мог испортить только взрыв. Эта конструкция, установленная Марьей Васильевной, и сохранила жизнь нашей Иришке. Она не просто запуталась в веревках, но и зацепилась халатом за шпингалет. Марья Васильевна до своей пенсии легко справлялась с мешками цемента на стройке, поэтому затащить легкую Иринку не составило труда. Сразу же вызвала «Скорую» и наряд милиции. Женщину отвезли в больницу, заверив нас, что жить пострадавшая будет.

3

Мы с Татьяной поднялись в мою квартиру. Я поставила чайник, о сне даже и не думалось. Да и Татьяна и ждала услышать подробности. И тут я вспомнила, что квартира Иринки не заперта.

Отыскав запасной комплект ключей, я попросила Татьяну сходить со мной. Не то, чтобы я боялась заходить туда, но в нынешней ситуации лучше иметь свидетеля. Мы прошли в квартиру Иришки, и там, на полу я увидела Иркин мобильник. Что-то подсказывало мне, что он как-то связан с ее падением. Стараясь не оставлять своих отпечатков, взяла его с помощью носового платка. Быстро просмотрев входящие, я убедилась, что ночью звонков не было. Тогда я открыла меню сообщений.

А вот и разгадка. Номер, с которого сообщение было отправлено, был достаточно простым. Мне удалось его запомнить. Оставив все на своих местах, мы спешно ретировались.

Мы сидели с Татьяной на кухне, и я, в общих чертах, рассказывала о том, что пришлось пережить Ирине за последние дни. Татьяна лишь прищелкивала языком.

– И что, так и не удалось выйти на след девочки?

– Как мне известно, нет. По-моему, они не очень-то и торопятся.

– А что это за мужчина, который вместе с вами выходил из Иркиной квартиры? – В этом вопросе вся Танька. Что бы не случилось, она никогда не потеряет интерес к мужчинам. Но этот вопрос, почему-то вывел меня из себя. Я решила напомнить подруге, что не далее чем вчера, она, в пьяном виде, хвалилась мне, что нашла свою любовь.

– Может, лучше ты расскажешь, что за роман переживаешь. Куда ты пропала на три дня?

4

– Ой, Настя. Какого я встретила мужчину! Ты не представляешь! Только между нами, хорошо?

– Он что, женат?

– Это, пожалуй, единственный его недостаток.

– Зато какой! Слушай, Танька, а ты не боишься, что когда-нибудь, одна из жен окажется ревнивой?

– Настюх, не пугай. Пуганные мы. Ты только представь – богатый, щедрый, а в постели…

– Да ну тебя, мне еще таких подробностей не хватало.

– Он – директор мясокомбината. Мы с ним на рынке познакомились. Ты же знаешь, что я торгую колбасами местными. Он приезжал, что-то с нашей директрисой обсудить, а потом решил по рынку прогуляться, чтобы самому, значит, убедиться, насколько его колбаска конкурентоспособна. Подходит ко мне, спрашивает, хорошо, мол, продается, а сам глазками не на колбаску, а в мое декольте. Я ему и отвечаю, что, не жалуемся, а сама плечики расправила, чтобы халатик на бюсте натянулся. Директор-то наш и «поплыл». « Если что не так», – говорит, а сам глаз с моего пятого размера не сводит, – «вы жалуйтесь. Вот вам моя визиточка». Ну, я и позвонила. Парень оперативный попался. В тот же день мы на турбазу и уехали. А там шашлычки, сауна…Короче, все замечательно. Слушай, Настюха, а ты-то что у нас все в девушках ходишь? Может, съездим как-нибудь, проветримся?

– Извини, Татьяна, я не люблю такие вот «проветривания». Да и тебе бы советовала не увлекаться. Ты же в прошлый раз слезы лила, когда тебя бросили.

– Вот я и не завожу серьезных отношений. А что? Меня все устраивает. Знаешь, как мне девчонки базарные завидуют?

– Танюха, опомнись. Чему там завидовать? Хотя ты у нас девушка взрослая, решай сама.

– Ну, лучше красиво на время, чем никак, – это был глупый и грубый укол. Впрочем, я не обиделась. Да на нее и нельзя было долго обижаться. Но я стала уставать от этой бессмысленной болтовни. Ирка в больнице, я даже не знаю что с ней.

– Татьяна, у меня была очень тяжелая ночь. Да и тебе не мешало бы отдохнуть.

–   Выгоняешь, подруга? Но мы люди негордые, – в голосе соседки зазвучала обида.

– Танюш, я, действительно, устала. У меня к тебе просьба. Если нетрудно, не могла ли ты сходить с утра в больницу к Иринке? Я не могу, у меня дела. А днем встретимся, поговорим. Ты же хочешь помочь найти Дашутку?

– Конечно, в чем вопрос. Ты же знаешь, на меня всегда можно положиться. – Уже в коридоре мы услышали звонок в дверь. От неожиданности Таня даже присела. – Что-то как-то многолюдно у нас для пяти утра. Ты не находишь? – Я промолчала в ответ.

5

На лестничной площадке стояли люди в форме. Вот и наша полиция. Молодой лейтенант, представившись, попросил нас пройти в квартиру Иринки. Второй полицейский пожевывал, борясь со сном. Татьяна сразу преобразилась. Я лишь удивлялась метаморфозам, которые происходили с моей соседкой, стоило в радиусе видимости появиться мужчине.

Перешагнув порог, я чуть не упала. Молодой лейтенант поддержал меня под руку. Света, почему-то не было, кто-то возился со щитком. «Слушай, Семенович. Я так и знал, что пробки». Наконец, свет был включен. Лейтенант за моей спиной, присвистнул. Конечно, увиденное могло впечатлить человека неподготовленного. Разруха в ванной не могла не заинтересовать людей в форме. Они с увлечением стали описывать разбитую раковину и осколок унитаза.

– Вы зря думаете, что ванная как-то причастна к падению Иринки. Дело в том, что накануне похищения дочки хозяйки, у них как раз, произошла эта авария, – вмешалась я.

– Это что, хозяйка – мать похищенной девочки?

 Пришлось рассказать предысторию. Татьяна, в это время, пробиралась поближе к жующему. Осмотрев квартиру, забрав Иркин мобильник, сотрудники дали нам подписать какие-то документы.

6

Когда, наконец, я оказалась дома, было начало седьмого. Я набрала номер Валерия. Интересно, почему я так волнуюсь? Он почти сразу взял трубку. Я вкратце описала события ночи. Валерий обещал приехать через полчаса. У меня всего полчаса, чтобы привести себя в порядок. Когда раздался звонок в дверь, я доставала тушь из косметички. Ну что ж, эту процедуру придется пропустить. Валерий выглядел так, как будто только что вышел из салона красоты. В руках он держал пакет. Вместе с ним, в мою квартиру вплыл какой-то легкий, но в то же время достаточно уверенный, парфюм. Интересно, а я сейчас выгляжу так же глупо, как Татьяна при виде представителя мужской фауны?  Однозначно, рядом с Валерием я начинаю глупеть.

Мы сидели за утренним кофе, я пересказывала кошмары ночи. Валерий достал из пакета игрушечную собачку. Я сразу узнала Дашуткину собственность. Животик у собачки был грубо зашит черными нитками. Распоров игрушку мы обнаружили плеер. Что то подкрутив, в слегка испорченном от падения механизме, мы услышали плач ребенка. Я видела, как изменился в лице Валерий. От этого звука мурашки бежали по коже.

–  Теперь понятно, почему Иринка шагнула в окно, – Валерий, наконец, прервал затянувшуюся паузу, – подонки.

Мне тоже было понятно. Вероятно, Иришку разбудил телефон. Прочитав сообщение, она кинулась в квартиру, где в темноте пыталась найти девочку. А тут включилась эта игрушка. Я не могу простить себе, что вчера выпила таблетку. Я так крепко спала, что ничего не слышала.

– Не казни себя, Настя. Ты ни в чем не виновата. Вероятно, тот, кто напугал Иришку, рассчитывал совсем «убрать» ее с пути. Если бы она ночевала дома, ей бы просто помогли выпасть из окна. И тогда у нее совсем не осталось шанса.

 Переписав номер, с которого пришло сообщение, Валерий, извинившись, вышел, чтобы позвонить. А я сидела, глупо уставившись в чашку, где остывал недопитый кофе.

Продолжение

5 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии