Горечь берёзового сока 3

Вот уже несколько десятков лет, она готовит девочек к этому их переходу во взрослую жизнь. Но каждый раз, видя растерянность в этих, совсем еще детских лицах, начинает сомневаться в правильности учения Кормчего. Но никто не должен догадываться об этих сомнениях в вере.

Старая береза

1

Начало

©  «Сегодня самый главный день. Мне надо готовиться к завтрашнему радению. Я не знаю, что должно произойти завтра ночью, но, вероятно, что-то очень важное. Как же я боюсь.

Хотя Феофания учит нас не бояться того, что неизбежно, все-таки после завтрашнего дня моя жизнь должна измениться. В прошлый раз, когда было радение Света для старших девушек, я больше и не видела своих подружек. Теперь все они сидят дома. Каждый раз на радении Света, молодым девушкам подбирают мужа, и они больше не могут выходить на улицу. Они даже не участвуют в дневных радениях, обязательных для всей общины. Имена их будущих мужей скрывают ото всех. Они вступят в брак в день Седьмого неба. Тогда, может быть удастся снова поговорить с ними. Хотя, наверное, я буду в это время сидеть закрытая дома и ждать своего Седьмого неба. Хорошо бы мне достался в мужья Силантий. Я несколько раз наблюдала за ним, прикрывшись платом, когда мы были на работах. Как же он красив! Но наш великий Кормчий сам выбирает нам мужа. И разрешит ли мне муж взять с собой мать? Она совсем больна в последнее время и послушания даются ей с большим трудом. Если я уйду, то моя мать не проживет долго на этом свете. Я должна молиться, а в голову лезут другие мысли. Вот и мама плачет, я же вижу ее слезы из-под плата. Интересно, а мои подружки тоже бояться радения Света?

2

Видана в последнее наше занятие, которое проводила с нами наша Феофания, так ждала этого дня. Ей надоело жить в родительском доме и она давно уже завидовала замужним подругам. В доме Виданы очень строгий отец. Когда он возвращается с ночных радений, поднимает всех детей и заставляет их кружиться, а потом достает розги. А вот я и не знаю, как бьют эти розги, хотя их прочувствовал каждый член нашей общины. Говорят, что через боль к нам нисходит благодать Божья. Не знаю. Я люблю нашего Бога, люблю нашу Богородицу. Хотя они в нашей общине совсем недавно, до этого у нас был другой Кормчий. Но потом он куда-то исчез как раз в день Седьмого неба. И в этот же день вся община закрылась на общее моление. Оно продолжалось несколько дней, и небеса нам прислали другого. Сегодня ко мне домой придет Феофания. Теперь мы больше не будем приходить на ее занятия, и она должна посетить всех девушек на дому. А вот и она».

– Мир вашему дому. Как ты, Гаяна? Готовишь дочь к радению? Ну а ты, читала ли ты молитвы благодарения, Аста?

– Да, мудрая Феофания. Я готовлюсь.

– Вот и хорошо. Теперь я должна рассказать тебе о благодати, которая сойдет на тебя в день радения Света. В этот день ты, Аста, должна стать женщиной и наш великий Кормчий подберет тебе мужа. Ты должна слушаться его во всем. Не забывай, что он – воплощение Бога на земле. Готова ли ты, сделать все, что повелит тебе великий Кормчий?

– Да, мудрая Феофания.

– Еще в этот день ты должна очиститься от всяких дурных помышлений. К принятию благодати надо прийти с чистыми помыслами. Именно поэтому, ты в первый раз на радении испробуешь силу розог от твоего повелителя. И помни, чем больнее удары, тем сильнее к тебе любовь Кормчего.

– Хорошо, мудрая. Я готова.

– После завтрашней ночи к тебе каждый день будет приходить твой избранный муж и на домашних радениях, он будет приучать тебя к розгам и кружениям. В день Седьмого неба, ты покинешь дом своей матери и отправишься жить в дом к своему мужу. Помни, что с завтрашнего дня – он твой господин. Его волю ты должна выполнять неукоснительно. Ну а теперь, готовься, девочка, – голос Феофании неожиданно дрогнул.

3

Вот уже несколько десятков лет, она готовит девочек к этому их переходу во взрослую жизнь. Но каждый раз, видя растерянность в этих, совсем еще детских лицах, начинает сомневаться в правильности учения Кормчего. Но никто не должен догадываться об этих сомнениях в вере. Сегодня ночью она привычно возьмет в руки розги и привычными движениями будет вместе с болью и кровью изгонять смуту из своего сердца. В этот раз она должна подготовить пять девочек, пришла их пора. Теперь они станут полноправными членами общины, будут работать наравне со всеми и рожать детей.

 До пятнадцати лет она учила их грамоте, молитвам. Они вместе молились и работали летом на послушаниях. Она учила их лечить травами и шить одежду. И вот пришло время отпустить их во взрослую жизнь. Некоторые, такие как Видана, давно созрели для взрослых послушаний и семейной жизни. Что-то такое появилось во взгляде, что Феофания только и думала, как сохранить их до радения Света. За все время, пока она готовила девочек, был только один случай, когда на радении оказалось, что ее воспитанница – не девственница. Этот позор она помнит до сих пор. Провинившуюся сослали в другую общину. Там на нее на семь лет наложили исправление. Она должна выполнять самую грязную работу, и с ней не могли разговаривать другие жители общины. В прошлом году, к ним на исправление прислали Аркадию по той же причине. Страшнее участи трудно и представить, разве только изгнание. Но изгнание – это всего лишь смерть, а исправление – каждодневное унижение всеми членами общины. С ней бояться разговаривать не только женщины, но и мужчины. Питается она объедками, а ночует в специально построенной для нее черной избе, холодной и маленькой. Каждый мужчина по очереди радеет с ней. От каждодневных побоев ее скрутило, она и ходит как-то боком, а ведь совсем молодая.

Только бы в этом году ее девочки не подвели, но уже завтра все будет ясно. Что-то на общих радениях все реже можно видеть Матушку – Богородицу. Поговаривают, что больна она. А если Матушка, не приведи Господь, умрет, что будет с общиной? Кормчему нужна Богородица. А ей может стать только родственница по крови – мать, дочь, сестра.

4

В день радения Света вся община собралась на общую молитву. Глаза многих матерей были заплаканы, они прятали их под низко подвязанными платами. Все пять девочек, приготовленных к ночному радению, были одеты в белые платья. Они были возбуждены и растеряны. Их построили особняком в молельном доме, называемым Кораблем. Они опустились на колени, склонили головы, украшенные белыми венками с вплетенными ветвями священной березы, приветствуя Кормчего и Великую Матушку. Так они должны были стоять все моление. Только подвижной Текусе трудно было удержаться на одном месте. Она перебирала край платья, то и дело, вскидывая взгляд из-под пушистых ресниц. На радение Света иногда приезжали мужчины из соседних общин, которые впоследствии становились кандидатами в мужья. Текуса пыталась разглядеть в толпе молящихся незнакомые лица. Ей не терпелось. Ожидание чуда, которое преследовало ее в последнее время, достигло апогея. Она искоса поглядывала на подруг. «Как они могут так спокойно молиться?», – Думала девочка. Вот великий Кормчий благословил паству березовой ветвью. Девочки поднялись с колен. Теперь Текуса, уже не скрываясь, рассматривала мужчин, отделяющихся от толпы. Мимо девушек проходили все жители общины. Настало время общего радения у священного дерева.

 Большая белая береза росла рядом с молельным домом. Это дерево почиталось всеми жителями общины. Именно здесь давали благословение на общие радения. И ветви, для розог, через которых снисходит благодать Божья, брали только с этого дерева. Говорят, их община возникла, когда благословенные старцы искали убежища от преследовавших их сынов антихриста. Пробираясь через горы, они, устав, прилегли под стоящей одиноко, совсем еще молодой, березкой. Во сне, им явилась пресвятая Богородица. В руках она держала березовую ветвь. Указав им на эту ветвь, она сказала, что отныне, они могут ничего не бояться под сенью этого дерева. Оно защитит их не только от врагов внешних, но и от врагов, разрушающих их душу. А еще повелела им Пресвятая Дева построить на этом месте Корабль Веры, на который, взять всех, кто придет в их общину с чистым сердцем. Проснулись старцы, стали друг другу сон рассказывать, а оказалось, что видели они одно и то же. Пока обсуждали  чудо великое, показались их преследователи. Притихли наши праведники, понимая, что ни укрыться, ни сбежать они уже не успеют. Да только и здесь проявилась милость Божия. Прошли мимо них антихристовы посланники, а старцев наших не заметили. С тех пор и основали старцы общину, назвав ее Березовое благословение. Все, кто приходили к ним, оставались в этой общине. А от тех, кто хотел разрушить старые заповеди, община была скрыта.

5

Все это, девушкам, рассказывала Феофания. И теперь, они с трепетом и любовью смотрели на старое дерево, распустившееся молодыми нежными листочками. Взявшись за руки, с молитвенным пением вели хоровод вокруг священной березки. Вот Кормчий, с поклоном, подошел к нему, обломил ветвь. Девушки выстроились для первого благословения. По одной подходили к Кормчему, и, опустившись на колени, ожидали троекратного удара этой ветвью. Когда дошла очередь Асты, она загадала, если удар ветвью будет сильной, значит, муж разрешит ей взять свою мать в их дом. Но Кормчий лишь слегка коснулся. Теперь девушек провожали в отведенную специально для них, комнату невест, где они могли отдохнуть и набраться сил для ночного радения.

Видана первой подскочила к маленькому окошку. «Подруженьки, а ведь сейчас великий Кормчий решает, кому какой муж достанется. Ох, и бьется сердце», – Видана в нетерпении мерила шагами маленькую комнату. Аста устало опустилась на прикрытую белым холстом лавку. «Ну что ж, ждать осталось недолго. А что вы знаете про тайное радение?», – любопытная Текуса стремилась узнать то, что от девушек скрывали до самого последнего момента.

Камни

Между тем, пятеро избранных в мужья, приносили благодарственные дары великому Кормчему. Каждому из них пришлось немало времени провести на раскопках и очистке добытой породы, чтобы в этот благословенный день, принести свою горсть разноцветных камней за свою невесту. Эта горсть камней была обязательной платой за право взять себе жену. При этом они могли выбрать понравившуюся им девушку, правда, за это надо было принести в дар еще одну горсть камней. Вот сейчас, среди двух претендентов, возник спор. Им обоим нравилась Видана, и каждый принес дар выбора. Их спор должен был разрешить Кормчий. Взвесив на руке принесенные камни, он определил право на Видану за Корнеем. Остальным определил невест по своему усмотрению. Теперь нетерпеливым мужьям надо было дождаться ночи, где они в первый раз должны овладеть своими женами под пристальными взглядами присутствующих мужчин, а затем, взять в руки розги…

Продолжение

3 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии