Плачь в ночи

– Это же тридцать девятая квартира!

Номер 39

©  Позже Юля вспоминала, что еще при покупке квартиры чувствовала что-то необъяснимое. Иногда казалось, кто-то ведет ее к этому жилью. И вариантов на рынке недвижимости мало, и квартира эта в очень удобном для нее месте. Но главное, главное – числа. Ее всегда сопровождали «тройки» и «девятки», с самого детства – от номера детского садика и школы до адреса отчего дома. Номер группы в институте, кабинет, адрес работы – везде присутствовали «тройки» и «девятки». Только совместный дом с мужем прервал закономерность. Как, впрочем, и сам брак, превративший хохотушку Юльку в испуганную, измученную женщину. Брак, который продлился девять лет. Девять лет и три месяца, которые ушли на разные формальности. И вот теперь она купила квартиру с номером «39».

В первую же ночь, ворочаясь на старой раскладушке, долго не могла уснуть. Не помогала и усталость, шутка ли, после работы столько удалось сделать. Но это только начало, ремонт придется делать одной, без помощников. Поэтому и перебралась сюда, прихватив лишь необходимое, перебралась в чужой для нее мир с парой табуреток, кастрюлей, кружкой да сменой белья. Все вещи остались в ее прошлой жизни.

И вот теперь, под скрип пружин старой раскладушки, пыталась уснуть, отгоняя выматывающие сомнения. И уже задремала, когда услышала женский плач. Плакали совсем рядом, казалось – протяни руку и дотронешься. Тихо, надрывно, так плачут от большого горя. Сон мигом уполз, поджав сновидения. Почему-то стало очень холодно, а ведь еще вечером она мучилась от нестерпимой жары в новой квартире.

«Не сходи с ума, Юлька. Возможно, это просто слышимость такая, может это соседи», – успокаивала себя новая хозяйка. Но при этом понимала, что никакие это не соседи, плакали в ее квартире, и не просто в квартире – в комнате! Женщина рывком подскочила. Где же выключатель? В шоке натыкалась на стены, но все никак не могла его обнаружить. Наконец, комната осветилась, плач тут же прекратился. В комнате все было по-прежнему, разве банка с краской опрокинута, и рулон обоев откатился к стене. Но это сделала она, пока искала злополучный выключатель. До звонка будильника осталось два часа, все это время Юлька сидела у окна с кружкой остывшего чая, включив свет во всей квартире. Ее трясло. Но к вечеру следующего дня события предыдущей ночи казались плодом воображения. Она валилась с ног от усталости. В комнате опять было душно, пришлось переставить раскладушку к окну. Уснула сразу и еле подняла себя под наглое тренькание будильника. Дни слились в непрерывную работу: возвращаясь со смены, сразу приступала к ремонту. Бесконечные шпаклевки, краски, обои, трубы, плитки, растворы, договоры со слесарями, какие-то краны, сгоны, соединения.

А еще через пару месяцев она вновь услышала ночной плач. Почему-то он уже не пугал.

– Кто ты? – произнесла Юлька в темноту.

Ответа, разумеется, не последовало. Но плач перешел во всхлипывания, а вскоре и совсем стих.

А вечером пришла соседка, Юлька познакомилась с ней пару недель назад, и теперь Танька каждый вечер заходила помочь.

– Танюш, ты давно здесь живешь?

– Пятый год.

– А кто жил в этой квартире до меня?

– Так квартиранты. Менялись постоянно. Знаешь, я так рада, что именно ты сюда переехала.

– И что, всегда квартиранты?

– Года три. А до них молодая мамочка с сынишкой. Я плохо ее знала, сама в то время только переехала.

Молодая мамочка с сынишкой

– И куда она делась?

– Умерла…

Юлька, хлопотавшая в то время у плиты, выронила крышку:

– Умерла?

– Да, умерла. Не знаю точно от чего. Умерла она не в квартире, ты не думай. Случилось что-то, ее увезли в больницу, там и умерла.

– А ребенок?

– Ребенка забрали бабушка и дедушка, а через полгода квартиру продали. С тех пор здесь жили только квартиранты.

– Пойдем, – Юлька потянула соседку в комнату. – Скажи, что стояло в этом углу?

– Сейчас уже не помню, по-моему, детская кроватка. Почему ты спрашиваешь?

– Только не думай, что я сумасшедшая – каждый раз, когда ложусь спать в этом месте, слышу по ночам женский плач.

– Огромные глаза Таньки стали еще больше:

– Вспомнила, мне Ольга рассказывала, одна из квартиранток, что слышала, как плачет женщина. А потом она затеяла перестановку и больше не жаловалась.

– Я в первую ночь ночевала у этой стены, а потом переставила раскладушку. А вчера опять поставила в прежнее место, мешала обои клеить.

– И что теперь? Ты будешь продавать квартиру?

– Зачем? – Юлька рассмеялась. – Это же тридцать девятая квартира!

5 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии