Привидение в парке

. Это теперь тут гуляют, а ведь это место мертвых, погост

Женщина приведение

©   Духота не сошла даже к вечеру. Даша вышла из дома подышать свежим воздухом, но воздух свежим не был. Раскаленный жидкий асфальт превратил город с огромный кипящий котел, легкие обжигало. Даша дошла до ближайшего скверика – повезло, она нашла одинокую лавочку, укрытую со всех сторон кустами. Свет фонаря разбрызгивал золотые блики по чернеющим кронам.

Город ликовал, наконец-то закончилось заточение, вызванное пандемией, и улицы заполнили гуляющие горожане.

«И жара их не останавливает», – думала Даша. Последние дни раздражение не оставляло девушку, не радовала даже долгожданная свобода. И чему радоваться – ее маленький магазин прогорел, ей нечем платить аренду и банковские кредиты. Еще полгода назад она думала о расширении, а теперь осталась с летней прошлогодней коллекцией, отдаваемой сейчас за бесценок по распродажным точкам. Эти точки принимали приличные вещи за сущие гроши, много дешевле закупочной цены. Накоплений хватит на пару недель, а что дальше? И от этих мыслей хотелось кричать.

Неожиданно холодный ветерок коснулся лица девушки. Она только сейчас поняла, что все вокруг стихло. В груди поднялись волны страха. Даша оглядывалась, но за кустами ничего не видно. Она встала со скамейки и вышла из укрытия. Странно, сквер был абсолютно пуст. За это время ночь вступила в свои права. Редкие фонари выхватывали из темноты пустые скамейки, цветущие клумбы и черный силуэт памятника в конце дорожки.

– Да-ш-ш-ш-ша, – прошелестело за спиной.

Сердце забилось и подскочило к горлу. Она больше не чувствовала ног, пришлось остановиться.

– Да-ш-ш-ша, – звучало откуда-то из-за спины.

Она обернулась. Секунду назад эта лавочка была пуста, а сейчас на ней сидела странная женщина. От ее вида зашевелились волосы. Крупная плотная фигура была одета во что-то белое до пят, на голове повязан платок. Но все это было почти прозрачным, никаких четких контуров. Но настоящий ужас сковал Дашу, когда она посмотрела на лицо незнакомки: ей вдруг показалось, что она смотрит на нее сквозь толщу воды. Воздух, сгустившись, ходил волнами вокруг всей фигуры.

– Мария я, не бойся, с-с-садись, – указала женщина на место рядом.

Даша вовсе не хотела садиться на эту скамейку. Ей хотелось бежать, хотелось домой, за закрытую дверь, но ноги сами несли к злополучной лавочке.

– Кто ты? Откуда? – выдавила девушка, ежась от ледяного холода, исходившего от незнакомки.

– Живу здесь. Это теперь тут гуляют, а ведь это место мертвых, погост. По нам гуляете, – вдруг вскрикнула женщина и рассмеялась странным смехом, переходящим в вой.

– Я не знала…

– Я часто выхожу посмотреть на вас, на тех, кто землю-матушку топчет спустя столетия после нас.

– И как мы?

– Спящие, будто и не живете вовсе. Любить боитесь, забыли, как жалеть. Разве только себя?

– А как ты жила?

– Любила, ах, как я его любила. Да только жизнь отняли люди лихие, за несколько монет, что в его кошеле в трактире приметили. Одна осталась с детками малыми, только и память от него – лавочка на окраине города.

– И как же ты?

– А что я? Хозяина-то нет, так хозяйкой стала. Разное бывало, да тебе дела наши купеческие ведомы. Не горюй, рано тебе печалиться.

– Ты что-то знаешь, знаешь, как мне помочь? – крикнула Даша. Но женщина не ответила, лишь улыбнулась в ответ. Эта улыбка и осталась в памяти Даши даже после того, как незнакомка исчезла. Фигура вдруг стала терять плотность, превращаясь в столб тумана, а потом и вовсе растаяла.

Город вернулся бегущими огнями, шумом, смехом. Даша отправилась домой. А наутро, открыв почту, нашла письмо, в котором ее приглашали на собеседование.

4.2 6 голоса
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии