Святочный детектив. Глава 7

– Миры связаны. Есть запрос и из нашего мира по понятным причинам, люди ищут поддержки, ищут смыслы.

Книга со знаками

©                                                                               В начало

Глава 7. Во власти чувств

Оплетай

Я наклонился, рассматривая цепочку следов, все надеялся, что рядом будут вмятины от костыля или протеза, но их не было. Неужели на одной ноге прыгали?

– Да, да, именно так – прыгали на одной ноге, вернее даже не прыгали, это у Оплетая такой способ передвижения, – сказал Олег.

– Оплетая? – переспросил я.

– Есть в русском фольклоре такой персонаж, считается, что нет его сильнее среди нечисти.

– И роста он, похоже, гигантского.

– Гигантского. Есть наивная легенда, мол, раньше люди были двуполыми, а потом их разделили, и с тех пор бродят они по земле в поисках своей половинки.

– Слышал, даже песенка такая была эстрадная: «Половинка моя, как я по тебе скучаю…”

– А это такой страшный вариант об ополовиненных гигантах: половина головы, половина тела, одна рука, одна нога. И половинки свои они видят в любом – поймают человека и оплетают рукой и ногой, душат до тех пор, пока жертва дух испустит.

– Какой ужас. Но если это ожившие чувства…

– Правильно, это то, что мы называем токсичными отношениями, отношениями тирана и жертвы, абьюзом.

– Так и душат метафорически?

– В этом мире реально то, что метафорически в нашем, так что готовься.

– Как к этому можно подготовиться?

– Я знаю не больше твоего, думаем, нам не зря время дали, в этой игре это вроде бонуса.

– В реале противостоять тирану можно только силой, сопротивляться. Я вот подумал, ты йогой не увлекался? Есть там практики на внутренний стержень.

– Знаком с ними, ну что, подышим?

Мы задышали громко и часто, и поэтому не сразу заметили, как к нам подошел Оплетай. Да уж, такого чудовища и представить не мог, спасибо кинематографу, воспринимался он как творение компьютерной графики. Я сосредоточился на потоке энергии и укреплении внутреннего Я. Судя по тому, что Олег стоял с закрытыми глазами и даже не шевелился, он делал то же самое.

Чудовище приблизилось, теперь я мог видеть изрытую язвами половину лица серо-зеленого цвета, половину носа с одной огромной ноздрей, лоскуты губ… Оплетай коснулся меня холодной скользкой ладонью, я задышал чаще. Длинная рука, подобно змее, оплетала мое тело, затягивая смертельные петли. Неожиданно Оплетай остановился. Я заметил, как вздулись вены на руке чудовища, видел, как проявился рельеф мышц, и со звоном, подобном разрыву струны, серая кожа стала лопаться. Он попытался отпрыгнуть, но сам угодил в свою ловушку – рука, зафиксированная на множество витков, прочно держалась у моего тела. Олег уже спешил мне на помощь со своей бутылкой. Достаточно было нескольких капель, чтобы рука стала рассыпаться в прах. Оплетай рвался, скулил, но не мог оторваться. Остатки его плоти чернели, скукоживались. Наконец, лишившись конечности, он умчался прочь.

– Смотри, – не смог сдержать я своего удивления, – никогда не видел таких прыжков, это, скорее, полет.

Как зачарованные смотрели мы на удаляющуюся фигуру, а затем, стряхнув темный пепел, двинулись следом.

Казалось, мы бредем по бесконечному полю – ни кустика, ни сарайчика – белый лист. В морозной тишине раздается лишь скрип наших шагов.

– Какое-то вневременье, тебе не кажется?- спросил я соседа.

– Здесь ничего не бывает просто так. Это еще один бонус, можем подумать, собраться с силами.

– Тогда спрошу – Кикимора, она-то какие наши чувства выражает? И почему это мужчина, я так и не понял.

– Дело в том, что легенд о Кикиморах много. У разных народностей были свои Кикиморы, кто-то видел образ худой женщины, мешающей хозяйке делать домашнюю работу, а кто-то считал Кикиморами заложных мертвецов, иногда их называли заложенными.

– А это еще кто?

– Самоубийцы, опойцы или пьяницы, некрещенные, встречались и дети, проклятые родителями.

– А эти-то за что?

– Вспомни, как мы от волкулаков избавились, материнское слово обладает исключительной силой. Но чаще всего детей уносили Лесовихи – жены Леших, ну или сами лесные хозяева.

– Ладно, допустим, парень тот самоубийца, но почему он стал Кикиморой? Объясни метафору.

– Как ни сильны связи родителей и детей, но человеку еще и воля дана. Он жил обидой на мать, именно обида стала смыслом его жизни. Наслаждался ролью жертвы, не пускал другие чувства, обида и иссушила его до Кикиморы. Ощущение жертвы всегда опасно, оно убивает последнюю решимость, это как паук внутри тебя, который сковывает, делает невозможной борьбу.

– Мудро…

– Здесь все мудро. Слышишь? – Мы остановились и прислушались, странный звук доносился издалека. 

Дрожники

– Вроде роя насекомых.

– А вот теперь держись, – бросился Олег к своей котомке, – тут уж побороться придется.

– Что случилось, кто это?

Дрожники – бесы страха. Эти уничтожают за минуты. Возьми, – протянул мне пучок и зажигалку. – Как налетят, смотри только на огонь.

дрожники – А главное, не теряем мужества, – крикнул я во весь голос, зажигая траву.

Они налетели сразу со всех сторон, от гула зазвенели барабанные перепонки. Маленькие ежики, размером с шарик для пинг-понга – серо-зеленые шарики с шипами. Они подлетали совсем близко, часть из них решалась преодолеть дымовую завесу, но оказавшись в ней, падали на землю.

Я не видел Олега, хоть тот был совсем близко, между нами плотной стеной были дрожники. Сквозь гул я слышал крики:

– Пошли вон, мерзкие твари. Не боюсь я вас, не на того напали!

Я решил тоже подать голос. Не знаю, сколько длилась наша битва, да и не сразу понял, что дрожники улетают, просто услышал, что голос соседа стал громче, а потом увидел силуэт, размахивающий факелом.  Как же я был ему рад!

– Цел? – спросил приятель, прогоняя последних монстров.

– Вроде, – рухнул я на снег. Сил не было ни на что.

– Надеюсь, что нас хоть на время оставят в покое, мы его заслужили. – Олег уселся рядом.

– Никогда раньше не слышал о дрожниках, понимаю, что нам повезло, но что бывает с теми, кому везет меньше?

– Кого-то они уничтожают довольно быстро, но иногда они проникают в душу, и человек живет в постоянном страхе. Все его поступки продиктованы внутренними дрожниками, он лишь физическая оболочка страха.

– Догадываюсь, что это за поступки.

– Разные, деструктивные, уничтожающие не только самого носителя нечисти, но и окружение. Ну как, пошатнулось твое материалистическое видение мира? – усмехнулся Олег.

Потусторонние силы

– Мне кажется, что я смотрю какой-то ужастик. Не знаю, пока я не в состоянии оценить свои ощущения. Олег, а как ты думаешь, почему в моменты кризиса, переломов такой интерес к потусторонним силам? Это просто способ психологической защиты или есть поддержка отсюда? – я махнул рукой вокруг.

– Миры связаны. Есть запрос и из нашего мира по понятным причинам, люди ищут поддержки, ищут смыслы.

– Смыслов? В иррациональном?

– А что делаем мы сейчас?

– Впрочем, да, я не прав, это отголоски атеизма. Продолжай, Олег, тема и правда, занимательная. Запрос людей мне понятен, а есть отдача от этого мира?

– Если рассматривать этот мир как мир энергий, порожденный нашими эмоциями, разумеется, он реагирует на запросы. В Африке есть интересное племя – догоны. Они долгое время были отрезаны от цивилизации, внешне вполне себе первобытное племя. В тридцатых, сороковых годах прошлого столетия французские ученые изучали космогонию догонов, находясь в самом племени. Позже они опубликовали ряд статей, где утверждали, что догонцы имеют удивительно точное представление об устройстве Вселенной. Не имея даже своей письменности, догоны обладают современными знаниями. Например, они делят небесные тела на планеты, звезды и спутники. Более того, догонцы утверждают, что прибыли с Сириуса. Позже эту карту исключительности разыграли африканские националисты, и ученый мир поспешил опровергнуть утверждения французских исследователей. Так вот, догоны, по мнению некоторых физиков, поклоняются…энергии!!! Если переложить мифы догонов на язык современной физики, то можно найти формулу превращения материи в энергию, разумеется, способами, которыми мы не пользуемся, ни химическими реакциями, к примеру. 

– Вероятно, есть и обратный переход, – заметил я.

– Да! Для перехода нужны какие-то особые условия, какие-то процессы, которые запускаются со стороны материального мира. Зарождается огромное количество энергии, низкочастотной, как ее некоторые называют. Она ищет выход, вернее, заставляет людей открыть портал через древние формулы: заговоры, обряды и так далее. А попав в зазеркалье, энергия может материализоваться, но главное, она получает самостоятельность и власть над людьми.

– Страшные картины…

– В том-то и дело!  Ладно, выберемся – обсудим, а пока давай просто отдохнем.

Какое-то время мы молчали, наслаждаясь расслаблением. Я смотрел в абсолютно темное небо и думал, что здесь даже небо неприветливо, куда веселее было бы созерцать звезды. Интересно, а снег-то хоть настоящий? Я зацепил пригоршню и хотел попробовать, но Олег весьма ощутимо стукнул меня по руке.

– Я же говорил – здесь ничего нельзя есть и пить. Ни-че-го!

– Так это не еда, это снег. Ну ладно, просто хотел понять, он здесь такой же, как в нашем мире или нет?

– Нашел время и место, исследователь. Мне кажется, я здесь оказался неслучайно. Кто-то помогает нам, а это значит, есть надежда, что выберемся.

– Да, дорого я бы заплатил, чтобы оказаться дома, на любимом диване.

– Не говори так, не говори о цене, – голос Олега вдруг стал испуганным.

Но, похоже, я кого-то накликал, из темноты слышался звук шагов.

Продолжение Глава 8

Предыдущая глава 6

1 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии