Святочный детектив 3

Бурьян завоевывал некогда ухоженную землю, стирая границы между домами, огородами, улицей.

Пустой дом

©

Глава 3. Мертвая деревня

Звонок

В начало детектива

Разбудил меня звонок Перерубова.

– Спишь? – раздалось из трубки.

Сон слетел моментально.

– Который час? – попытался я ответить как можно бодрее.

– Начало десятого, – прорычал шеф и замолчал. Я воспользовался передышкой, чтобы натянуть рубашку и брюки.

– Так я уже готов.

– Послушай, Эдик, похоже, я втравил тебя в нехорошую историю. Я вчера не поинтересовался, что там за парень с тобой?

– Сосед от жены прячется. Жена у него…

– Дети у них есть? – перебил шеф.

– Мальчишка лет пяти. А почему вы им интересуетесь?

– Даже не знаю, как сказать, ты же не поверишь, чертовщина там какая-то. Кощина Яра никакого нет, уже несколько лет нет.

– А как же адрес на конверте?

– Да кто же знает, может на почте внимания не обратили, ведь это обратный адрес. Деревня там была, вымирала потихоньку, молодежь уехала, благо городок рядом. Оставалось три семьи, в том числе и дед Марии – Трифон Михайлович Дубовой вместе со своей дочерью Василисой Трифоновной. Год назад Трифон Михайлович умер, а летом скончалась и его дочь.

– Как умер? Ошибки быть не может?

– Не знаю, поручиться не могу, но местные утверждают, что никакой ошибки. Василиса Трифоновна после смерти отца переехала в Варитовск. Причина смерти довольно странная, женщина еще не старая, не больная вроде, а врачи зафиксировали остановку сердца.

– Мало ли…

– Хорошо, только факты, во всяком случае, пока. Я связался с нашей клиенткой Екатериной. Она утверждает, что Мария встречалась с дедом летом, именно на похоронах матери он увидел ее беременность. Она еще спросила подругу, как теперь будет жить дед, ведь он пожилой человек, и Мария, по ее словам, отмахнулась, мол, справится. А теперь, дорогой мой, тебе лучше присесть.

Я даже не нашел, что ответить – Перерубов никогда не отличался заботливостью, да и не был замечен в фамильярности, скорее я при любом удобном случае старался корректно сократить дистанцию.

– Сегодня утром исчезла Олеся, дочка Марии, исчезла из закрытой квартиры.

– Как?

– Малышка спала в комнате одна, Екатерина утром удивилась, что девочка молчит, короче, ребенка в кроватке не оказалось. Дверь не взломана, девушка ничего не слышала. В мессенджере появилось сообщение от Марии, дословно: «За все спасибо. Леська у меня, не ищи нас, мы решили вернуться в семью. И держитесь подальше от Кощина Яра». 

– Ничего не понимаю…

– Я знаю твои убеждения, но Эдик, сынок, надо возвращаться.

Сынок? Что происходит?

– Не убедили, Петр Макеевич, скорее наоборот, только разожгли интерес.

– Ты рискуешь не только своей жизнью, подумай о друге, кстати, как его зовут?

– Олег.

– Письмена эти на конверте, это древний артефакт, все серьезно.

– Вы сейчас не шутите?

– А как могла исчезнуть трехмесячная девочка из запертой на засов квартиры, квартиры на четвертом этаже, заметь?

– У меня одно объяснение – нам солгала клиентка.

– Вот и хорошо, пусть будет так. Возвращайся.

Не знаю, что в этот момент во мне взыграло, но я уперся:

– Не сейчас, я должен все же доехать до этого Яра, посмотреть на месте.

– Эдик, просто поверь, незачем туда ехать. Если моих доводов недостаточно, через полчаса в кафе «Тополек» вас будет ждать некто Глинкин Сергей Сергеевич, местный оперативник.  Побеседуйте и назад.

Местный оперативник

Я не стал отвечать, а просто отключился.

Олег был одет, но выглядел каким-то помятым.

– Не привык ночевать не на своей кровати. Куда сейчас?

– Завтракать в «Тополек», надеюсь, нас ждут.

Нас, действительно, ждали, завтрак накрыли с размахом – Олег даже присвистнул.

– Я обычно только кофе пью, а тут и пирожки, и ветчина, и блинчики, и даже отбивные с пюре. Словно в детство вернулся, на бабушкину кухню.

– Я тоже только кофе пью.

Сергей Сергеевич, приземистый мужчина с тяжелым взглядом, натянул угрюмую улыбку:

– Кофе, так кофе.

Кофе этот напиток можно было назвать с большим трудом, но в голове прояснилось. Олег вопросительно смотрел на меня, но молчал, не решаясь задавать вопросы. Я же находился под впечатлением звонка Макеича и тоже молчал, не торопясь задавать вопросы Глинкину. Да и что было спрашивать – не считает ли он, что покойный старик внезапно ожил, выманил внучку и как-то выкрал правнучку?

– Расскажите о Кощином Яре, о Дубовых, – спросил я, наконец.

– Ну что сказать, когда-то большая деревня была, старая. Говорят, что и город наш пошел от нее. Но я не застал, а мне уже сорок. Сгубила ее близость Варитовска, тут ведь всего тринадцать километров по трассе. Молодежь уезжала, потом и стариков своих вывозила, остались только несколько домов. Хутор, а не деревня. Дубовой, пожалуй, последним жителем в ней и был. А как умер, дочка его в город перебралась. Она на почте работала, пока отец жив был, ей приходилось каждый день ездить, а тут и квартирку себе нашла, вернее, комнатку рядом с работой. Только недолго она здесь прожила, летом умерла. Дочка ее давно уехала, сюда не приезжала вроде.

– А мы можем взять выписку из ЗАГСа о смерти старика?

– Так ведь праздники, да и зачем она вам?

– Дело в том, что внучка получила письмо от деда, от деда, понимаете, от покойника.

– Быть не может, сами посудите, ее мать всю жизнь с отцом прожила, разве оставила бы она его одного?

– По-разному случается, – подал голос сосед.

– А мы могли бы съездить в дом, где жила Василиса Трифоновна, поговорить с соседями?

– Поехали, – поднялся Глинкин бодро. По всему видно, что молчаливые гости его раздражают.

Комнатка и правда оказалась крошечной, десятиметровая каморка в дряхлом бараке с множеством соседей. Ее нам открыла крупная женщина пенсионного возраста.

– Ваську я знала плохо, она странная была. Комната эта теперь наша. Вот ждем лета, ремонт сделаем и заселимся, у меня сын с женой разошелся, а жить негде.

– А в чем была ее странность? – Я рассматривал ряды длинных полок заставленных какими-то банками, стопками книг, пыльными фигурками и прочей ерундой.

– Так слова не вытянешь. Вернется с работы, поставит кастрюльку с варевом и быстрей в комнату. И запиралась всегда. Да сами смотрите – ни телевизора, ни компьютера, книжки разве, да и то, судя по пыли, не больно их читала. Только бубнила что-то, всеми вечерами. У нас тут стенки фанерные, все слышно.

Олег с интересом перебирал «сокровища» Василисы Трифоновной и даже попросил у соседки позволения забрать какой-то небольшой кувшинчик.

– Да хоть все забирайте, нам этот хлам ни к чему.

– Все не надо, а вот еще пару книжек я бы взял, – сосед вытянул из стопки два потрепанных томика.

– А об отце она рассказывала?

– Так я же говорю, что странная. А что о нем рассказывать, о нем у нас каждый знал, к нему весь Варитовск ездил, он же колдун.

– Вот как… И зачем к нему ездили?

– Будто не знаете, зачем к таким ездят, порчу там снять или навести, полечить чего. Да я там не была, я вообще в такие вещи не верю, а знакомая моя ездила, а после сразу замуж вышла, а уж ей тогда под шестьдесят было.

– А как же колдун умер?

– Как все умирают, так и он умер. Схоронили его в той же деревне, а больше ничего не знаю, – бывшая соседка Василисы вдруг поджала губы и стала оттеснять нас к порогу.

– Отвезете в Кощин Яр? – спросил я Глинкина, как только мы оказались на улице.

– Попробовать можно, снега в этом году немного, там ведь не чищено, только поедем на нашем УАЗике – на нем сподручней.Брошенный дом

Пару километров от трассы до деревни мы одолели без труда. От деревни мало что осталось – почерневшие покосившиеся остовы домов на белом фоне выглядели особо удручающе. Бурьян завоевывал некогда ухоженную землю, стирая границы между домами, огородами, улицей.

– Вон дом старого Трифона, – кивнул Глинкин в сторону еще крепкого строения в самом конце улицы. – На отшибе жил, у самого леса.

– А вы что, тоже к нему приезжали?

– Приходилось. Да не я, жену возил.

– И как, помогло?

Сергей Сергеевич неопределенно пожал плечами. Машина плавно затормозила у высокого забора.

– Что за… смотрите, там кто-то есть, – вскрикнул Глинкин, кивая на свежую цепочку следов, тянущуюся к калитке.

Предыдущая глава

Продолжение

4.4 7 голоса
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии