Святочный детектив 9. Я вспоминаю о своих обязанностях

Неужели это колдун, а где атрибуты, ну не знаю – седая борода, мантия или холщовая рубаха и лапти?

©

Глава 9. Я вспоминаю о своих обязанностях

Конец колдуна

 Право слово, мне стало стыдно – Олег, который поехал со мной для компании, не просто вытащил меня из чудовищного мира, но и сейчас настроен решительно. А ведь детектив я, именно я ехал сюда выручать молодую мать с младенцем.

– Пойдем, только иди вперед, я буду осторожным.

Олег двинулся первым, в этот раз он не доставал свои обереги, просто дошел до крыльца, поднялся по ступеням и толкнул дверь. Захламленные сени – по углам стояли старые сундуки, валялись грязные мешки, кучи хлама.

Тяжелая разбухшая дверь подалась не сразу, хоть и не была заперта.  Трифон Михайлович сидел у стола и что-то читал в старой тетрадке. Он даже не удивился, просто оторвался на мгновение, глянул поверх очков и опять склонился над тетрадкой. Встреть я такого старичка где-нибудь в поликлинике, на почте, в магазине, не обратил бы никакого внимания – самый обычный пенсионер. Старик Неужели это колдун, а где атрибуты, ну не знаю – седая борода, мантия или холщовая рубаха и лапти?  Довольно странно, что меня в тот момент волновал именно внешний вид, а не то, что перед нами сидит покойник.

Олег тоже какое-то время молча стоял у порога, а потом вдруг сорвался и бросился к столу. Он успел отнять у колдуна тетрадку, успел отбросить ее мне, прежде чем огромные ладони Трифона Михайловича сомкнулись на горле моего приятеля.

Я вообще-то стариков не трогаю, но это не тот случай, пришлось показать ведьмаку пару вполне себе эффективных приемов. Пока я аккуратно укладывал его на деревянный пол, Олег где-то отыскал простынь, и мы связали колдуна.

В это время мой телефон зазвонил, надо же, я почти забыл о его существовании!  Разумеется, это был Перерубов.

– Эдик, негодяй, почему отключил аппарат? Второй час не могу дозвониться!

– Второй час? – не поверил я.

– А сколько, ты еще скажи, что пять минут прошло. Поехал в Кощин Яр, хоть я и запретил тебе это делать, и отключил телефон. Что там у вас? Как твой приятель?

– Все нормально, обнаружили Трифона Михайловича.

– Могилу?

– Что вы, вполне себе живой. Вы там приятелям своим из полиции позвоните, пусть подъедут.

– А что, разве Глинкин не с вами?

– Нет, он бросил нас тут одних, испугался ваш оперативник.

– Ладно, перезвоню, – Петр Макеевич отключился.

– Ты его надежно связал? Пойдем, надо найти его внучку.

В ответ на это колдун замычал.

– Помычи, помычи, скоро поедем с тобой в славный город Варитовск.

Пленники

Мы обошли весь дом – ни матери, ни ребенка. Не было их и в сараях.

– Он прячет ее где-то близко.

И тут я увидел цепочку следов, ведущих на огород. Следы и привели нас в полузаброшенный дом, на двери которого красовался большой новый замок.  Нам не сразу удалось его сбить. Я успел повидать за свою недолгую деятельность разное, но такое… В полуразрушенной, холодной избушке среди груды грязного тряпья мы обнаружили молодую женщину, прикованную на цепь. Рядом стояла старая детская кроватка, в которой, на сбитых, грязных пеленках лежала маленькая девочка. Девочка не спала, просто молча лежала с закрытыми глазами. Похоже, она была настолько слабой, что даже не могла плакать. Ее мать лежала на полу у кроватки без сознания.

Как назло, пропала связь, я выскочил на улицу, с трудом дозвонился до «скорой»  и Глинкина. Глинкин уже подъезжал к Кощину Яру. Я вернулся в дом, Олег уже перенес несчастную девушку на кровать и пытался привести ее в чувство, смачивая ее губы святой водой. Девушка и правда, открыла глаза, посмотрела на нас мутным взглядом и прошептала: «Леся…»

– Все хорошо, она жива, сейчас приедет врач, – успокаивал Олег. – Я умыл ее святой водичкой, ей лучше.

– Кто вы?

– Мы приехали сюда за вами, но все вам позже объясним. Подружка обратилась к нам за помощью.

Я услышал звук подъезжающей машины и вышел. Глинкин подъехал не один, вместе с ним приехали еще два оперативника. Сергей Сергеевич отводил глаза, расспрашивал нас полный мужчина лет сорока пяти, представившийся Русланом Игоревичем.  Они зашли в дом, где безумный дед держал свою внучку, но скоро вышли. Оставив с нами молодого оперативника, Глинкин и Руслан Игоревич отправились к дому колдуна. «Скорая» подъехала минут через двадцать, и почти сразу вынесли на носилках Марию и девочку.

Не успели они отъехать, как на дороге появился Глинкин. Он спешил к нам и что-то кричал. Мы побежали навстречу.

Уже в сенях я почувствовал – что-то изменилось, едва уловимый странный запах.

– Он умер, – крикнул Олег.

– Так он и был мертвый, – оправдывался Глинкин.

– Вы что, нашли его мертвым? – я не мог доверять Сергею Сергеевичу.

– Нет, мы обнаружили его живым, – голос Руслана Игоревича дрожал, –  но стоило его развязать, как, впрочем, сами смотрите.

Труп Трифона Михайловича лежал поперек кровати, и выглядел он так, словно умер несколько дней назад. И запах, узнаваемый запах разложения.

– Ведь такого не может быть, – как мантру повторял Руслан Игоревич.

– Что он пил, быстрее соображайте, где он брал то, что пил?

– Да вон, – кивнул Глинкин на полку у стола, на которой стоял графин с водой и стакан. – Попросил, я и налил.

– Ясно, хорошо хоть сами не попробовали. Помогайте, где-то рядом должна быть емкость с водой, еще одна. К графину не приближаться, это мертвая вода.

– Мертвая? – хором переспросили оперативники.

– Ищите уже, еще немного, мы его не откачаем.

– А такое возможно? Этот разложившийся труп можно оживить?

Бутылку нашел я, ведьмак спрятал ее под столом.

– Помогайте же, надо влить ему в рот.

Я отошел, пусть оперативники поработают, я же вышел на воздух, дышать в доме невозможно.

– Живой, – услышал я голос Олега. – Как же я устал!

– Поэтому и не спрашиваю ни о воде, ни о том мире. Все потом.

Потом наступило только на следующий день. Мы еще долго ждали «Скорую», она подъехала и забрала неугомонного деда, и нас, наконец-то, отвезли в гостиницу, попросив задержаться до следующего дня. Нам принесли обед прямо в мой номер. Мы молча поели, а сразу после обеда, который приличнее было бы назвать ужином, разбрелись по комнатам, чтобы провалиться в сон. Единственное, что я успел – это отключить телефон.

На следующий день

Проснулся, когда ленивое зимнее солнце заглядывало в окно номера. Бог мой, почти одиннадцать. Я сходил в душ, не спеша оделся, и только после этого включил телефон.  

Ого, шестнадцать пропущенных, иду на рекорд. Перезвонил шефу, выслушал тираду о беспечности, инфантилизме и эгоизме. Насколько же он тревожится, за цветистым пафосом прячется страх за меня. Интересно, у Перерубова есть дети, почему я так мало знаю о нем? Пришлось объясняться, обещать, что сегодня же вернемся, а по возвращении заедем в агентство и все подробно объясним.

Олег ждал меня с тетрадкой в руках, это была та самая, что мы отняли у Трифона Михайловича.

– Давно не спишь?

-Часа три. Какие планы?

– Встречаемся с оперативниками и возвращаемся.

– А как же Мария и дочка, неужели не заедем в больницу?

– Заедем, но я обещал шефу вернуться до вечера. Он переживает.

– Хороший у тебя начальник, береги его.

Надо же, и Олег о Перерубове, он-то откуда знает, какой у меня начальник?

Мы не спеша пили кофе, наблюдая, как за окном Глинкин  протаптывает дорожки по свежему снегу.

-Не решается войти, – засмеялся Олег.

– Ага, похоже, стыдно за вчерашнее. Ну что, еще по кофе или, может, закажем яичницу? Кое-кому полезно немного побыть, как сейчас говорят, вне зоны комфорта.

– Я тут в меню видел Гурьевскую кашу.

И мы ели кашу, а потом было еще кофе, думаю, что часа на морозе Глинкину хватило.

– Жду вас, – буркнул Сергей Сергеевич, когда мы, наконец, вышли из кафе. – Дубовой умер.

– Я так и знал! – вскрикнул Олег. – Пойдемте, я должен видеть труп.

– Так он в морге, его еще утром вскрыли.

– И что собираетесь делать?

– Официально, он мертв уже год…

– Понятно, замять решили, – я чувствовал, как закипаю, – а факт насильственного удержания Марии и Олеси Дубовых? Вы же видели, где и как он их прятал!

-Мария не хочет давать показания, все, что она хочет, так это уехать из Варитовска.

Я даже не дослушал, просто молча пошел к своей машине. Олег последовал за мной.

– Не, ну каковы мерзавцы, – сказал я, выруливая на центральную улицу.

– Их можно понять, как вести такое дело? Может оно и к лучшему, вот только Марию и малышку забирать еще рано, им надо подлечиться.

К Маше нас пропустили без проблем, не смутили даже карантинные меры, похоже, руководство больницы внятно проинструктировали.

Мария выглядела значительно лучше, чем накануне, во всяком случае, она могла говорить. Нас она узнала, мне показалось, она обрадовалась.

– Если бы не вы, спасибо за спасение меня и Леськи.

 – Маша, вы можете встать и дойти до холла, я видел там уютный диванчик под раскидистой пальмой, – прервал благодарности Олег, косясь на соседок по палате.

– Конечно.

Как же она была слаба, еле шла, держась за стену.

– Я хотел бы задать несколько вопросов, – взял инициативу Олег, дождавшись, когда девушка восстановит дыхание.

– Заберите нас с Лесей, не бросайте здесь.

– Мы обязательно вас заберем, только через несколько дней. Вам надо подлечиться.

Девушка заплакала.

-Маша, я обещаю, как только вы окрепнете, я приеду за вами, – пообещал я. – Подумайте о дочке, Леся должна пройти обследование.

– Да, я понимаю, но мне страшно.

– Вам нечего бояться, вашего деда больше нет.

-Не верьте ему, не верьте, это игра, – вскрикнула она.

– Нет, сегодня было вскрытие.

-Вскрытие? Значит…

– Значит, вам ничего не угрожает. Вот, возьмите, – я протянул визитку, – позвоните, когда выпишут.

– Но у меня нет телефона, он отобрал его….

– А знаете что, я оставлю вас ненадолго. Олег, кстати, мы не представились – это Олег, а я – Эдуард. Олег пока побеседует с вами, а я сейчас вернусь.

В этом городке все магазины на одной улице. Я приобрел телефон и сразу подключил его, а еще заскочил в соседний отдел, где изрядно помучил сонную продавщицу. В больницу я пришел, нагруженный пакетами. Маша и Олег сидели молча.

– Вот, – протянул я телефон, – он подключен, интернет безлимитный, не знаю, есть ли здесь вай фай. И наушники, чтобы соседок не беспокоить. Да, я добавил в контакты свой номер. А это, – я протянул пакет с детскими вещами, – это Лесе. Вспомнил, забирали вас без вещей, девочку замотали в какую-то тряпку. Я ничего не понимаю, но продавщица сказала, что все это необходимо.

– Спасибо, но я не могу вам сразу отдать деньги…

– Вы что, это подарок.

– Выздоравливайте, Маша, и звоните, когда вас нужно будет забрать, – попрощался Олег довольно сухо и отправился к выходу. Что это с ним? Мне ничего не оставалось, как пойти следом.

Предыдущая глава 8

В начало детектива

продолжение

 

5 2 голоса
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии