Серёжки

Кровавые капли рубина словно стекали с ажурного сердечка, украшенного мелкими камнями.

две сережки

©

  Она пришла поздним осенним вечером, протянула старую тетрадь и заявила:

– Ты должна об этом написать.

Осенний дождь безнадежно просился в комнаты, а мы согревались терпким чаем, вдыхая аромат поздних яблок и говорили, говорили…

Вернее, говорила она, Сонька, моя подруга детства, рассказывала о себе, такая близкая и такая незнакомая.

– Вот они, – она протянула маленькую коробочку, в которой лежали серьги.

Кровавые капли рубина словно стекали с ажурного сердечка, украшенного мелкими камнями.

– Это наша семейная реликвия, им больше ста лет.

– Ты никогда не показывала мне их.

– А я и владела недолго, мама отдала мне их перед самой свадьбой, а уже через год их украли.

– Украли? Кто?

– Бывший муж.

– Но ты никогда со мной не обсуждала…

– Поверь, очень болезненная тема. Но сейчас я хочу, чтобы ты узнала всю историю, хочу, чтобы написала о ней. Написала, как любовь молодого ювелира хранила всех женщин нашего рода.

«Дорогая моя Лиз, это последнее мое письмо тебе. Где найти слова, которые могут передать тоску моего сердца? Таких слов еще не выдумали люди. Вместо этих слов я посылаю тебе серьги, это наши сердца, из которых струится кровь нашей любви», – прочла Сонька какую-то страницу в тетрадке.

– Не понимаю…

– Это последнее письмо от своего возлюбленного, ученика ювелира Петра Коростылева. Моя прабабушка хранила его всю жизнь, даже вклеила отдельной страничкой в свой дневник.

– Он прислал эти серьги?

– Да, серебро, рубин и белые сапфиры. Бабушка писала, что это их слезы. Он выбрал серебро, считал, что оно сбережет возлюбленную. В далеком 1910 они расстались, вчерашняя гимназистка, молодая дворянка не могла выйти замуж за безродного. Родители подыскали достойную, на их взгляд, партию, но бабушка не была с ним счастлива. Родила двух детей, старший, мальчик, умер ребенком, а бабушка, появившаяся на свет перед революцией, выжила. Муж прабабушки сбежал, оставив беременную жену в пылающей революцией стране.

– Как она выжила?

– Ее няня забрала к себе, увезла в маленький город. Сначала они продавали украшения, няня бралась за любую работу, а потом и прабабушка устроилась учительницей.

«Милый мой Петенька, хоть бы весточку получить, знать, что ты жив, – писала она в своем дневнике, – не было в моей жизни дня, когда я бы тебя не вспоминала. А сережки твои со мной, только ношу их у сердца, время неспокойное. Верю, что именно они помогают мне справляться, сила любви, что вложил в них. Анечка подрастает и настанет день, когда я отдам ей твой подарок, передам силу нашей любви».

– О прабабушке я знаю по рассказам мамы, бабушку, Анну Сергеевну, помню плохо. Она вышла замуж перед самой войной. Мужа забрали, он геройски сражался, но вернулся не в сорок пятом, а через долгих два года. Перед самой победой был тяжело ранен, контужен, потерял память. Бабушка верила, что жив, молилась и носила подарок матери, эти серьги, у сердца. Дед вернулся, и на свет появилась моя мама.

– В вашей семье рождаются девочки.

– Да, у меня ведь тоже Настюшка, – улыбнулась Соня. – Мама счастлива в браке до сих пор. Да ты и сама знаешь, они с отцом много лет вместе. А вот я…

Подруга замолчала, всматриваясь в темную, сочащуюся стылыми каплями, штору осенней ночи. Ветер выл от одиночества и просился стуком веток в окно.

– А давай выпьем, у меня есть чудесное вино, – я достала бокалы и наполнила их рубиновой жидкостью.

– Мама подарила мне эти серьги перед самой свадьбой с Борисом, – продолжила Соня. – Ты помнишь, я выходила замуж, когда носила Настеньку. А потом пеленки, распашонки, быт, семья. Рубашки каждый день мужу на работу свежие, пироги, котлетки. Себя не помнила, где уж его загулы увидеть. Помнишь, Настенке год был, положили нас в больницу с пневмонией? В то время он и разгулялся, к нам не приезжал, даже не забрал, когда выписали, пришлось друзей просить. И после не стеснялся, уходил по вечерам, возвращался утром, пропахший духами. Не выдержала, выгнала, а потом заметила, что серьги пропали. Он все мои украшения своим подружкам раздарил, но больше всего я, разумеется, жалела о прабабушкиных сережках. Просила вернуть, но он отнекивался.

– Но как они опять у тебя оказались? – не выдержала я.

– Не поверишь. Есть у меня родственница дальняя, тетушка, в ломбарде работает. Месяца два назад позвонила, попросила приехать к ней на работу.

– Ей принесли эти серьги? Она знала о них?

– Да! Представляешь, принесла какая-то тетка весьма обтрепанного вида. Тетка их выкупила для меня, они были в очень плохом состоянии, странно, что камни остались целыми, лишь утеряны несколько мелких сапфиров. Пришлось нести ювелиру.

– Сделали замечательно.

– Да, но главное, не это.

– А что?

Магия сережек работает, я выхожу замуж за мастера, который их делал.

– Сонька, наконец-то! Поздравляю!

– Мне кажется, я впервые счастлива. И знаешь, как зовут моего избранника? Петр Коростылев…

5 2 голоса
Рейтинг статьи
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Татьяна
Татьяна
1 год назад

Всё возвращается на круги своя… Хороший позитивный рассказ, несмотря на мытарства героев…