Тайна кровавого вещдока

Даже не переодевшись, Ольга принялась за сумку: вещи в стиральную машину, чтобы и духа от «романтического уикенда» не осталось. Она обнаружила ее на дне, сомнений не было – это рубашка Вовки, Ольга сама ее покупала. Рубашка была пропитана кровью…

Палатка костер

©  Даже не переодевшись, Ольга принялась за сумку: вещи в стиральную машину, чтобы и духа от «романтического уикенда» не осталось. Она обнаружила ее на дне, сомнений не было – это рубашка Вовки, Ольга сама ее покупала.

  Рубашка была пропитана кровью…   Какая же она дура, бросилась в новые отношения как в омут. Познакомилась с Вовкой всего пару месяцев назад, а уже планы о семье, о детях; рубашки, парфюм в подарок. Что она знает о нем? Только то, что он рассказывал.

Поездка эта безумная, она же никогда не любила посиделки на природе: комары, удобства под кустиком. Владимир уговаривал, мол, будут только близкие друзья, должна же она познакомиться с ними. Вот и увидела в ней шаг к сближению.

Сначала все было мило: костер, компания вполне адекватных людей, алкоголь в меру. Вовка быстро собрал их палатку, распахнул полог со словами: «Обживай, любимая». В тот момент показалось, что он открыл дверь в их роскошный особняк.   Ближе к ночи Вовка становился пьяней, грубей, любвеобильней. Не получилось увести Ольгу в палатку, подсел к одинокой Катьке, а та и рада, поглядывала свысока. Надо было уезжать сразу, и она бы уехала, если не чудовищная сцена: Катька подошла совсем близко к Ольге, повиливая бедрами и протянула:   – Что, милая, облом? Не удалось удержать Вовочку ни деньгами, ни машиной. Твою рожу никаким богатством не скрасить.   И тут Вовка захохотал…   Вот она и сидела, играя равнодушие, а Катька увела пьяного ухажера в свою палатку. Ольга, выждав время, ушла в свою, собираясь уехать на рассвете.

С первыми лучами солнца отправилась восвояси, с единственным желанием отмыться.   И вот теперь сидела на полу ванной комнаты, сжимая пропитанную кровью рубашку несостоявшегося супруга.   И что делать? Сообщить в полицию? Но в убийстве обвинят ее, не меньше десяти человек укажут на мотив. В том, что это убийство не сомневалась, человек не может выжить после такой кровопотери.   Наташка, которой Ольга доверяла как себе, примчалась через час. Даже дослушивать ее истерику не стала, поняла, что должна быть рядом.   – И что, с тех пор так и сидишь? – кивнула она на зажатую в руках окровавленную вещь.   Ольга удивленно посмотрела на руку и, наконец, разжала кулак.   Наташка отшвырнула рубашку в угол, затолкала подружку под душ, сварила кофе и уже через несколько минут Ольга была способна разговаривать.   – Давай с самого начала, – Наталья налила еще одну чашку подруге. – Где и когда ты познакомилась с Владимиром? На работе?   – Нет, в кафе, куда я захожу на ланч, два месяца назад. В тот день я задержалась, настроение такое было: сорвался контракт, который готовила несколько месяцев, сорвался из-за глупого упорства шефа. Знаешь, как бывает – он «включил» хозяина и не шел на компромисс, а сделка была очень прибыльной. Короче, сидела я у окна, за которым шел дождь, и думала, что пора менять работу. И как-то сразу навалилось: одинокие вечера, работа эта… Он зашел мокрый такой, жалкий. Сел за мой столик. Ну а дальше – сама понимаешь.   – Понимаю. Где вы встречались? Что ты знаешь о нем: работа, семья, квартира?   – Ты будто интервью берешь, журналистка моя, – Ольга, наконец, улыбнулась. – Сначала было просто ухаживание: театры, кино, выставки, цветы, кафе и прочие атрибуты конфетно – букетного этапа. Потом у меня, где он живет – не знаю.   – Ты никогда не была у него?   – Нет… Нам было хорошо в этой квартире, но мы не жили вместе, если ты об этом, он просто приходил в гости.   – Еще бы, ты очень уютно все устроила. А работа? Что ты знаешь о его семье, друзьях.   – Рассказывал, что работает логистом, название фирмы не помню. Родители где-то далеко, в Сибири, по-моему. С друзьями хотел познакомить в эти выходные.   – И как? Познакомил? Что ты можешь сказать о них?   – Ничего особенного не заметила. Песни пели под гитару, больше шансон… Четыре пары, включая нас, Катька, которая ушла с ним и еще Света, одинокий Валера – маленький субтильный, почти подросток. Я даже запомнить их не успела, не до того. Сидели, выпивали, ели шашлыки. Потом Вовка опьянел, стал приставать, тащить в палатку.   – Были палатки, собирались ночевать?   – Да, палатки привезли Татьяна и Сергей на своем джипе. Разбили на берегу лесного озера. Место там, действительно, очень красивое. Отвратительно вела себя только Катька, она уже и приехала слегка нетрезвой, а потом пила не меньше мужчин. Заметив, что я отвергаю ухаживания Вовки, подсела к нему и стала приставать весьма откровенно. Уходя с ним, обозвала меня уродиной. Именно ее оскорбление и удержало меня, невыносимо было показать свою обиду на публике. Да и стемнело уже, не хотелось выбираться по лесной дороге ночью. Уехала рано утром, а дома нашла эту злополучную рубашку. Делать то что, Наташа?   – Думать! Информации мало, мы ничего не знаем об этом Владимире. Ты уверена, что рубашка его?   – Да, я сама ее купила.   – Он был в ней? Как вы вообще собирались, ехали, на твоей машине или его?   – Нет, я там не видела эту рубашку, да и странно было щеголять в брендовой вещи в лесу. Приехали на моей, у него нет машины. Он принес сумку, потом мы заехали в магазин. Вовку убили… Может попробовать набрать его номер?   – Не смей! Лучше перекинь его мне, попробую пробить. Если его убили, то подставить хотели тебя. Как ты думаешь, когда подбросили рубашку? Кто это мог сделать? Кто-то отходил от костра?   – Да там все передвигались. Не знаю, Наташа. Вероятнее всего, это сделали в тот момент, когда я еще не ложилась. Катька с Вовкой ушли примерно часов в девять, я отправилась в палатку часа через два. Значит, убили его за это время.   – А почему ты думаешь, что убили именно его? Возможно, это была Катя, одетая в его рубашку? Или еще кто-то, кому Вовка ее одолжил. Странно, что никто ничего не заметил – их резали, а они молчали? Ладно, я заберу твой вещдок, есть у меня знакомый эксперт, а у эксперта некие обязательства передо мной. Но результат будет только завтра, в лучшем случае. Сегодня – воскресенье, если только повезет, и он окажется на работе…   Наталья сделала звонок, который ее обрадовал, схватила кровавую вещицу, затолкала в пакет и умчалась, крикнув на ходу:   – Я быстро, а ты отдыхай, скоро все узнаем.   Весь день Ольга не находила себе места, Наталья позвонила ближе к вечеру.   – Буду у тебя через полчаса. Есть новости.   – Где ты хранишь сбережения? – спросила подруга прямо с порога.   – На банковской карте…   – Почему? Она привязана к телефону? – вопросы сыпались один за другим.   – При чем мои вклады? Что с Владимиром?   Ищут. Да не бледней, жив он, живее всех живых. И подружка его, кстати, зовут ее вовсе не Екатерина, а Инна, тоже жива. Проверяй карточку!   Телефон, к которому была привязана банковская карта, на которую Ольга перевела деньги за недавно проданный загородный участок, тоже исчез.   – Понимаешь, я специально купила простенький аппарат, без выхода в интернет, не пользовалась им почти.   – Владимир знал?   – Мы как-то обсуждали, как обезопасить себя от мошенников… Я же хотела на этой неделе положить на банковский вклад, – осела женщина. – Но как пин-код узнал?   – День рождения? Эх, дуреха, денег-то много было?   – Много. Маме хотела квартиру поменять. И что теперь?   – Завтра пойдем, напишешь заявление.   – Но я не понимаю, зачем эта инсценировка? Ах, да, чтобы не искала, выигрывал время…   Владимира и его подельницу разыскали за несколько дней. Они успели истратить лишь малую часть денег.

5 3 голоса
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии