Тайна Медвежьей заводи 10

Серьга, в форме черепа, пирсинг, паутина из всевозможных цепей и цепочек, черная майка с изображением паука – все это было призвано придать устрашение любому, кто встретиться на пути

Тайна Медвежьей заводи

глава 10

 предыдущая                                                            начало

  © Дом, в котором жила Ольга, горделиво возвышался над соседними строениями. Во дворе повсюду разбросаны стройматериалы, заметно, что хозяева не закончили обустройство. Не успела нажать на кнопочку звонка, как дверь распахнулась, и на пороге показался взъерошенный мальчуган лет десяти. Он быстро промчался мимо меня, оставив входную дверь открытой.

«Ольга, вы дома?», – Крикнула я, всматриваясь в темноту помещения.

 После яркого света, холл казался погруженным в сумрак. Сверху раздавался топот, кто-то спускался по лестнице. Мои глаза потихоньку начинали привыкать к скудному освещению, и я рассмотрела несколько дверей из прихожей. 

Одна из них распахнулась, в проеме возник молодой человек, весьма экзотической наружности. Его волосы, явно крашенные, сине-черного цвета, забраны в тощий хвостик. Вся фигурка парнишки под стать хвостику – такая же субтильная, по-девичьи хрупкая. Длинная тонкая шейка перехвачена устрашающего вида кожаным ошейником, усеянным многочисленными шипами. Серьга, в форме черепа, пирсинг, паутина из всевозможных цепей и цепочек, черная майка с изображением паука – все это было призвано придать устрашение любому, кто встретиться на пути. Но стоило взглянуть в добродушные голубые глаза, сияющие на лице, усыпанном веснушками, становилось понятно, весь этот маскарад – способ спрятаться от неуверенности. Комичность в образ вносили домашние тапочки – два пушистых зайца, примостившиеся у ног готического героя. Молодой человек, заметив меня, смутился.

– Вы к кому?

– Вероятно, к твоей маме. Ольга дома?

– Да, она на кухне. Вас проводить? – Квартира, в которой кухню нельзя было найти без проводника – мечта многих современных хозяек. В наших микроскопических квартирках расположение комнат можно разглядеть от входа.

Молодой человек открыл одну из дверей, и мы оказались в светлом коридоре, уставленным многочисленными цветочными горшками.

– Мама называет это место зимним садом.

– Здесь очень красиво.

– Особенно зимой. Представляете, за окном вьюга, сугробы. А ты сидишь в зелени и читаешь книжку.

 Коридор сделал несколько поворотов, скорее всего, мы идем по крытой террасе, опоясывающей дом. Юноша открыл какую-то дверь, и мы оказались в довольно большом помещении, разделенным на две половины.

Что-то скворчало и бурлило. У плиты стояла хозяйка. Крупная фигура обтянута дешевым халатиком, на фартучке красовались свежие пятна. Она удивленно вскинула на меня свои большие грустные глаза и неожиданно тихо спросила:

– Вы ко мне?

– Да. Вы – Ольга? Меня зовут Настя. Я по поводу вашей подруги Ларисы.

– Что-то случилось?

– Пока и сама не знаю.  Лариса пропала примерно неделю назад.

– Но неделю назад я видела ее.

– Она и ее коллега Татьяна больше недели не появляются на работе, дома их тоже нет.

– Простите, а вы кто? Вы с работы Ларисы?

– Нет, я соседка Татьяны. Меня беспокоит исчезновение женщин. Мне кажется, с женщинами случилось несчастье, – Ольга ахнула и прижала к груди краешек фартука.

– Почему вы так считаете?

– Судите сами. Лариса пропадает из дома, оставляя Митю одного. Он неделю пьянствует и пропивает все, что плохо лежит. Татьяна, моя соседка, тоже неделю не показывается дома. Она – женщина одинокая, но никогда до этого момента не исчезала так надолго. С работы их уволили за прогулы, значит, женщины пропали внезапно, никого не предупредив. Телефон Татьяны все это время не отвечает, а совсем недавно с него пришло сообщение с одним лишь словом: «помоги».

– Что же делать? Может быть, заявить в полицию?

–  Боюсь, в полиции вряд ли серьезно отнесутся к нашему заявлению. Две взрослые женщины куда-то уехали, не предупредив соседей. Если бы родственники отнесли заявление. Насколько я поняла, Мите это и в голову не придет.

– Да и какой он родственник? Они же разошлись с Ларисой давно. Он у нее из жалости живет.

– Но у Ларисы есть дочки?

– Есть, только живут они по другим городам. У меня, кстати, и телефон имеется. Может, позвонить им?

– Давайте подождем еще пару дней. А Лариса не могла к дочкам уехать?

– Вряд ли. Если бы случилось что, она обязательно мне сказала. Да и как она Митьку одного оставит? У нее еще мама старенькая есть, живет на Северной улице.

– Адрес знаете?

– Конечно.

– А у мамы Лариса могла бы прожить неделю?

– Могла, но обязательно предупредила бы.

 Дверь в кухню распахнулась, и мимо нас пронесся мальчуган, открывший мне входную дверь

– Федька, что ты носишься как угорелый.

  Мать пыталась остановить ребенка, ловко лавирующего между столом и стульями.

– За мной Мишка гонится, я его диск отдал ребятам посмотреть.

– Сколько раз тебе говорила, не бери без спроса.

В кухню забежал молодой человек, позвякивая цепями.

– Вот ты где! – Издал крик Апачи, и бросился повторять виражи братишки.

– Никакого житья от вас нет, позовите ко мне Маришку, а сами живенько принимайтесь за поливку огорода.

Мать буквально вытолкала резвящихся мальчишек за дверь.

– Муж все время в командировках, а я одна с ними.

– Тяжело вам приходиться. Дети, работа, да и дом просто огромный.

– Я привыкла. Плохо, что у меня одни сыновья. Племянница помогает, она у меня на каникулах гостит.

Словно в ответ на слова в кухню вошла девочка лет четырнадцати. В отличие от мальчишек, она вежливо поздоровалась со мной и сказала, обратившись к Ольге:

– Помочь, тетя Оля?

– Маришенька, проследи за макаронами. Нам надо поговорить.

Хозяйка провела меня в небольшую комнату, служившую гостиной.

–  Мама Ларисы – пожилая женщина, мне бы не хотелось беспокоить ее.

– А вы знакомы?

– Да, конечно, мы же росли с Ларисой, вместе в школе учились.

– Расскажите о подруге.

– Что рассказывать-то? Лариска очень жизнерадостный человечек и очень добрый. Она и Митьку своего из жалости кормит.

– Насколько я понимаю, между ними давно нет супружеских отношений?

– Вы его видели?

– Видела, потому и говорю так. Может быть, у Ларисы любовник есть и она у него?

– Не хотела говорить на эту тему, да, видно, придется. Лариса встречается с женатым мужчиной.

– Вы его знаете?

–  Знаю, это одноклассник наш. Он еще со школы в Ларку влюблен, только наша дурочка кроме Мити своего никого и не видела.

– Вы можете связаться с ним, спросить, не у него ли ваша подруга?

–  Она никак не может находиться у него. Сашка – человек женатый. Они скрывают свою связь.

– У вашей подруги есть друзья, приятели, к которым она могла уехать на несколько дней?

– И оставить Митьку мародерствовать? Ей тяжело досталось все, чем она сейчас владеет. Лариса всегда работала на двух работах, старалась дочерей поднять, про себя не думала. Я попробую связаться с Сашей. Может быть, он  прояснит ситуацию? – Ольга набрала номер телефона.

– Не отвечает. Он, вообще-то таксист. Возможно, сейчас работает.

– Не могли бы вы дать мне его номер телефона?

– Почему бы нет? – Женщина протянула мне визитку, – здесь номер. Только представьтесь клиенткой, иначе Саша не согласится встретиться.

– Наверное, он не слишком дорожит своей связью с вашей подругой?

– Почему вы так решили? Это Лариса не слишком дорожит их отношениями, а Саша несколько раз предлагал ей выйти за него замуж.

– Но он же женат?

– Он бы развелся. А скрывает, чтобы не делать больно жене. Мужчина мучается, обманывая ее, но любовь к Ларисе сильнее.

– Не представляю, где искать наших подруг. Постараюсь встретиться с Александром, но если и эта ниточка не выведет нас к пропавшим женщинам, не знаю, что делать.

– Попробуем узнать у мужчины, когда он видел Ларису в последний раз. Завтра загляну в гости к маме Ларисы, она живет совсем недалеко от моей работы. А вечером мы с вами созвонимся. Если не найдем, позвоню Ларисиным девочкам. Пусть приедут и объявят маму в розыск.

 Мы обменялись номерами телефонов. Ольга предложила пообедать с ними, но я отказалась.

Во дворе царило настоящее веселье. Мальчишки устроили фехтование струями воды. Не только сами вымокли до нитки, но и залили весь двор, намочив мешки с цементом, сложенные в углу и белье, развешанное на просушку.

Я свернула в тень деревьев. От дома Ларисы доносился нестройный хор пьяных голосов, обращающихся к морозу и к ворону одновременно. Около калитки стояла живописная парочка. Он и она. По багровым распухшим лицам, всклокоченным волосам и грязной одежде в них без особого труда угадывались профессионалы питейного мастерства. Парочка что-то шумно обсуждала. Женщина, размахнувшись, ударила своего приятеля по месту, которое раньше именовалось лицом, и, рыдая, убежала. Мужчина бросился догонять. Женщина не очень-то и спешила. Он подбежал к даме сердца, встряхнул ее, от чего голова прелестницы сильно мотнулась из стороны в сторону. Рыданий это действо не прекратило. Пьянчужка мужского пола шустро огляделся вокруг, заметив соседский газон, который хозяева неосмотрительно разбили за воротами, нарвал букет. Мужчина театрально встал на колени и, протягивая презент даме, заявил: «Выходи за меня замуж». Невеста, потупившись, прошептала: «Хорошо, я еще два месяца свободна, а там Васька из тюрьмы придет». Все это произошло буквально за несколько минут.

Наш двор гудел пчелиным ульем. Старушки судачили на лавках. Клавдия Александровна, поднялась и направилась к подъезду.

– Настя, удалось что-нибудь узнать?

– Боюсь, пока нет. В аптеке провизорша сказала, что не знает лекарства с таким названием. Встречалась с подругой Ларисы. Она ничего не знает.

– Мы опять в тупике?

– Наверное. Кажется, пора заявлять в милицию.

– Сейчас во дворе женщины новость обсуждали. Вроде бы наш Семенович, Александр Семенович, в Котов собирается. Как будто родственница у него обнаружилась, о которой думал, что умерла давно.

– Ой, а я и забыла. Александр Семенович приходил ко мне еще до нашего отъезда. Только я не знаю, чем ему помочь. Все-таки собрался?

– Валентина сейчас говорила. Она отговаривает, да и куда ему ехать-то, он и адреса не знает. Но ты же знаешь, Настя, мужчины иногда ведут себя как маленькие дети. Ты бы поговорила с ним.

Похоже, мой авторитет в глазах наших старичков неуклонно растет.

– Поговорю, не знаю, будет ли прок. 

Я попрощалась с Клавдией Александровной и отправилась домой.

 Больше всего на свете мне сейчас хотелось просто растянуться на диване с книжкой и забыть всю эту историю.  Не заметила, как задремала. Разбудил меня, как всегда, звонок в дверь. Обещая себе в ближайшее время избавиться от него, нашарила тапочки, и, не открывая глаз, поплелась открывать. Но лестничная площадка была пуста. А звуки не умолкали ни на минуту. Наконец-то сообразила, что в очередной раз перепутала телефонный и дверной звонок.

Голос, услышанный мной из трубки, принадлежал Верке, моей давней приятельнице, большой мастерице не просто раздувать микроскопическую песчинку до размеров Эвереста, но и принуждать наблюдать всех, имеющих уши, за мазохистскими излияниями вулкана. По всхлипываниям и стонам можно предположить, у нее случилось трагедия. Но я слишком давно знаю эту женщину. Еще в студенческие годы после сдачи экзамена на “отлично”, могла целый день повторять, что судьба сыграла с ней дурную шутку. Билет, мол,  она не учила, а остальные вопросы знала в совершенстве.

 Заслышав в трубке рыдания и всхлипы, я равнодушно ставила чайник на плиту. Моя подруга вовсе не та особа, которая позволит оборвать ее стенания, пусть даже у слушателя в этот момент горит дом. Решила выслушать исповедь максимально комфортно, с чашечкой дымящегося чая. Стараясь направить монолог подруги в позитивное русло, пыталась что-то спросить в перерывах между всхлипываниями, но в ответ трубка отвечала руладами рыданий. Так и не уяснив в чем суть проблемы, я методично обыскивала полочки шкафчика в надежде обнаружить на них нечто съедобное. Удалось обнаружить пачку печенья, спрятавшуюся за банку с солью. Одновременно с этим радостным открытием, трубка произнесла то, что мне сразу не понравилось: «Приезжай».

 Ехать, конечно, никуда не хотелось. Чтобы добраться до дома Верочки, мне пришлось бы затратить остаток вечера. А чтобы вырваться из ее цепких объятий, не хватило бы и ночи. Пока мой мозг лихорадочно придумывал достойный ответ, трубка произнесла: «Ты все еще занимаешься париками?» Решив, что подруга повредилась рассудком, и даже почти уговорив себя немедленно отправиться на помощь к одинокой женщине, я все же спросила: «Тебе зачем?».

 Я, действительно торгую париками и различными накладками для волос. Но связать это с плачем подруги не могла никак. «Да ты меня не слушаешь вовсе», – обиделась трубка. Пришлось заверить, что, наоборот, очень внимательно слушаю, пытаюсь понять, что же произошло, и чем могу помочь, о ужас, в одиннадцать вечера.

История была настолько комичной, что я с трудом сдерживалась, чтобы не смеяться. Вера живет одна. Это не удивляет, не могу представить мужчину, способного вынести  эти «страдания». Детьми она тоже не обзавелась, думаю, к счастью. Но женщина никак не может смириться с участью одиночки. Тешит надеждой, что принц просто задержался в дороге. Конь ему такой достался. Верочка тщательно следит за своей внешностью. Если бы подруга так же тщательно следила за речью, успех был бы обеспечен. Ее ванная комната напоминает витрину магазина. Такого количества баночек, тюбиков и коробочек я не видела ни у кого. Огромный стеллаж от пола до потолка заставлен кремами, пенками, пилингами, скрабами, шампунями и т.д.

 Недавно к Верке приехала тетка, пожилая женщина, помешанная на чистоте. Она нечаянно разлила шампунь, стоящий на бортике ванны, и, побоявшись, что племянница рассердиться, налила в бутылочку из-под шампуня жидкость для депиляции. Подруга хвалилась, что приобрела довольно дорогое средство для удаления волос. Верочка залезла в ванну, в надежде понежиться в растворе солей, нанесла шампунь на голову и задремала. Волосы выпали неоднородно. Теперь она не может даже просто выйти на улицу.

Пообещав подруге привезти несколько париков на выбор, отсоединилась. Сон окончательно покинул меня. Для женщины остаться без волос страшно. Но Верка столько раз устраивала истерики по самому незначительному поводу, столько раз плакалась на судьбу, что даже такое событие не вызвало сочувствия. Но утром выбрав  подходящие варианты, отправилась к подруге.

На звонок в дверь долго никто не открывал. Пришлось несколько раз нажать на кнопочку.

– Вер, это я, открывай, – дверь приоткрылась.

Вид у подруги был довольно странный. Шорты и маечка сочетались с огромной вязаной шапкой, венчавшей худенькую Веркину фигурку. Красные распухшие глаза , отсутствие макияжа, все взывало к жалости.

– Проходи.

– А где твоя гостья?

– Прячется в комнате. Ты представь, мне бы кто сказал – ни за что не поверила, что такое возможно.

 Закрыв за мной дверь, женщина стянула с головы бесформенный головной убор.

 – Вот полюбуйся.

 А полюбоваться было на что. От роскошных рыжих локонов подруги осталось несколько прядей, нелепо свисавших с лысой головы. Остатки былой шевелюры как-то сгруппировались возле левого уха, прямо жались к нему в страхе последовать за своими собратьями. Вся правая половина головы была абсолютно чиста от каких-либо излишеств.

– Ничего себе, – я не удержалась.

В ответ на мое восклицание подруга тоненько заголосила. Никогда прежде не слышала от Верки подобных звуков. Женщина окончательно обессилела, оплакивая ночью свою шевелюру. 

– Надо думать, что можно сделать.

– А что тут сделаешь? Только прическу, прославленную Котовским.

– Я принесла парики, пойдем, примерим.

– Настя, представляешь, теперь не могу даже в магазин выйти. Хорошо, что  в отпуске. Хотя, о чем я говорю. Они же не отрастут за месяц, – тут женщина опять затянула заунывную мелодию.

 Я почти силой втолкнула подругу в комнату и вытряхнула принесенные парики из сумки.

– Примеряй.

С людьми в истерике надо действовать как можно жестче. Если я сейчас начну жалеть, то визит продлиься до вечера, а мне еще надо разыскать Александра, упорно не включающего телефон. Всхлипывая, Верка принялась за примерку. В разгар лета – парики далеко не самый популярный товар, поэтому я попросту сгребла все модели, которые мне показались мало-мальски подходящими, и теперь подруга меняла образы. От брюнетки-вамп пришлось отказаться сразу. Варианты со слишком ярким тонированием, мы тоже отмели. Наш выбор пал на паричок с аккуратной стрижкой под цвет былой Веркиной шевелюры и роскошные длинные белые локоны. Хотя, на мой взгляд, локоны придавали образу подруги вульгарность, но, заметив блеск в ее глазах, не сказала ничего.

– Слушай, но тебе нужен парикмахер. Давай позвоню своему мастеру, он пострижет дома?

–  Я даже не подумала об этом. Было бы здорово.

Путь к отступлению был  свободен! Спрятав остатки волос под парик, Верка  вызвалась проводить меня до ближайшего магазина.

– Представляешь, – говорила по дороге, – моя доброта меня сгубила. И зачем только согласилась, чтобы ко мне привезли тетю Таю? Двоюродный брат с женой давно мечтали о летнем отдыхе. Но куда уедешь, когда на твоем попечении обезумевшая старуха? Я и напросилась на неприятности. Бабка с утра до вечера что-то моет, чистит, просто пунктик у нее такой.

Квартира подруги и у меня вызывала подобные желания. Очень уж тяжело смотреть на горы грязной посуды и елочные украшения, развешенные по стенам в июле. Но для Верки все это было чем-то малозначительным. Она постоянно жаловалась на отсутствие денег на ремонт, тем самым объясняла свое нежелание привести квартиру в порядок.

– А сегодня, – продолжила женщина, – старушка и носа из комнаты не высовывает.

 Мы подошли к магазину, где и расстались. Короткая стрижка очень идет Вере. Глядя на ее фигурку, скрывшуюся за дверьми магазина, думала, что недостатки натуры гораздо труднее исправить. Завернула за угол дома и набрала номер Александра.

продолжение следует

5 2 голоса
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии